Книга для школьных психологов, родителей и учителей 2-е изд. М.: Издательский центр




Сторінка2/3
Дата конвертації19.11.2018
Розмір1,08 Mb.
1   2   3
Глава 3

ТРАВМИРОВАННАЯ ЛИЧНОСТЬ

Личностные качества человека, пережившего психологическую травму

Под травмированной личностью мы будем иметь в виду такую личность, которая не просто сформировалась под воздействием травматического стресса, когда-то пережитого, но которая стала считать позитивными патологические изменения, происшедшие с ней, находить определенные психологические выгоды в этом, иногда даже гордиться этим.

Например, избивают девятилетнего мальчика. Избивают особенно жестоко более взрослые ребята. До этого случая мальчик был застенчивым, робким. Во дворе его всерьез не принимали. После же инцидента у него появилась не свойственная ему ранее агрессивность. Он понимает, что с ним что-то не совсем в порядке, когда ему хочется убить другого малыша, если тот не поздоровался с ним. Но зато теперь во дворе его стали побаиваться и даже уважать. Это ему очень нравится. И конечно, он уже не хочет быть таким, каким был до инцидента. В этом случае можно говорить о сформировавшихся личностных чертах, и помочь такому мальчику возможно, лишь изменив его личность, в частности ценностные ориентации.

Иногда человек начинает считать, что с ним все в порядке, и он не изменился, просто изменились все вокруг него или у него открылись глаза на окружающих. По сути дела, травматическая личность — это более или менее устойчивый набор узнаваемых черт, формирующихся под воздействием травмы, если человек нс смог или не захотел проанализировать, что все-таки с ним произошло, и вместо одних, разрушенных базовых иллюзий построил другие.

Ниже приводятся основные черты, которые приобретает травматическая личность:

1. Романтизм, причем в самом плохом значении этого слова. Такие люди знают, в чем счастье человечества, и ради этого готовы пожертвовать всеми, кто имеет другие представления о счастье. Здесь можно провести аналогию с фашистами. Если бы последние не имели светлых идеалов, то не смогли бы привлечь на свою сторону так много людей различного возраста и социального положения.

Кстати, я не думаю, что революцию делали только плохие люди. Я убеждена, что ее делали романтики. Это были люди, испытывавшие искреннее счастье от того, что, несмотря ни на какие жертвы, они вели свою родину "к счастью". К сожалению, благими намерениями дорога в ад вымощена. Особенно у романтиков... "Известно, что все, кто хотел дать людям счастье, приносили им величайшие несчастья..." (Воспоминания Н. Мандельштам /Юность, № 7, 1989, с.48.)

2. Преобладание групповых ценностей над индивидуальными. Для человека жизнь группы становится важнее, чем жизнь отдельного индивида. Следовательно, ради счастья группы, ради ее блага можно пожертвовать жизнью одного или другого человека, а также и своей собственной.

3. Стремление к саморазрушению (о чем мы говорили во второй главе), образующее вместе с предыдущим качеством комплекс, который можно было бы обозначить как "счастье принести себя в жертву ради групповых интересов". Песенные строчки "Все как один умрем в борьбе за это!" могли родиться и стать популярными только в травмированном сообществе.

Такое представление на самом деле имеет прямую связь с базовой иллюзией бессмертия и в какой-то степени является ее продолжением: моя смерть не важна, если дело группы живет и побеждает. Идея, что человек жив, пока жива группа, с которой он отождествляется, психологически иногда бывает очень убедительной. Именно поэтому люди с такой радостью гибнут за общественные идеалы. Таким образом они как бы обретают бессмертие.

4. Иллюзия справедливости устройства мира. Некоторые люди считают, что все зло обязательно бывает наказано, а добро непременно восторжествует. Это, как правило, слишком честные, благородные, принципиальные и справедливые люди. Правда, их честность и благородство относятся только к членам своего сообщества, а ради принципа они готовы пожертвовать и своей жизнью, и жизнью своих близких, и чужой жизнью. Павлик Морозов тоже был, по-видимому, принципиальный романтик. Девиз "не поступись принципами" очень характерен для травматической личности.

5. Иллюзия простоты устройства, мира. Согласно этой иллюзии, мир поделился на две части: "наши" и "не наши". По отношению к "нашим" применимы и честность, и благородство. "Не наши" должны быть уничтожены, так как (еще один принцип травматической личности) кто не с нами, тот против нас. Весь мир оценивается в зависимости от того, по "какую сторону баррикад" он располагается. Для них все окрашено или в черный, или в белый цвет. Третьего не дано.

Так, для женщины, подвергшейся насилию, все люди стали делиться на насильников — мужчин и жертв — женщин. На самом-то деле существует еще много других вариантов.

Для тех, кто знаком с психологией подросткового возраста, описание травматической личности может напомнить некоторые черты подростковой психологии. Значит ли это, что все подростки — травматики? Конечно, нет.

Для подростка это необходимый этап социализации. Но взрослой, зрелой личностью становится только тот, кто, пройдя через этот период, преодолеет в себе подростковые черты.

Если такой образ мира остается у взрослого человека, то он уже может считаться инфантильной травмированной личностью.

Вообще, надо отметить, что мужчина-травматик чрезвычайно привлекателен для женщин (но не наоборот: женщина-травматик существенно реже вызывает интерес и сочувствие у мужчин).

Еще один вопрос важен для понимания психологии травматика: любая ли личность может стать травматической?

По-видимому, нет. Прежде всего, эта личность, как правило, инфантильна. Человек в этом случае не знает реальной жизни, живя в иллюзорном мире своих идеальных представлений. Он, что называется, "чист душой". Но первое же столкновение с реальностью показывает, что человек и не хочет разрушения иллюзий. Он предпочитает лишь заменить их на другие, часто противоположные, но такие же иллюзии. Это естественно, ведь в мире своих фантазий,

идеалов жить гораздо уютнее, чем в непредсказуемой действительности.

Нужно отметить высокую психологическую достоверность описываемых литературных образов. Так и в жизни: если успешно реализуется мечта некоторых педагогов и родителей — воспитывать детей на идеалах, то мы и получаем личность, предпочитающую идеальный мир реальному.

Более того, описывались случаи, когда американские ветераны войны во Вьетнаме, узнав о том, что у жен до их брака были другие мужчины, убивали их. Причина — идея предательства.

И вот здесь мы подходим к диалектике ролей, которые играют жертвы и преследователи, т.е. к тому, каким образом строится общение травмированной личности.

Общение травмированной личности. Ее семья

Травмированный человек может играть в обществе разные роли. Часто это роли, которые называются: Жертва, Спасатель, Преследователь. Роли не всегда прямо совпадают с тем, что реально делает человек или что он реально пережил. Так, роль Жертвы может играть и человек, который действительно был пострадавшим, и человек, который на самом деле вполне благополучен. Человек действительно может работать спасателем, а может и играть роль Спасателя, лишь симулируя эту деятельность, и т. п.

Эти три роли — Жертва, Спасатель и Преследователь — тесно связаны между собой. Схематически эту связь можно изобразить в виде треугольника.

Если человек впадает хотя бы в одну роль, он будет переходить легко и непринужденно к другим ролям, но в пределах треугольника. Выход из "треугольниковых" ролей часто представляет собой отдельную и сложную задачу.

Разберем теперь эти роли подробнее.

Жертва. Сразу же отметим, что надо различать пострадавшего и Жертву. Пострадавший — это обозначение того, что с кем-то произошел трагический эпизод. Жертвой становится такой пострадавший, который начинает получать психологические (а иногда и материальные) выгоды от того, что он пострадал. Человек начинает играть роль.

Кстати, для того, чтобы начать играть роль Жертвы, вовсе не обязательно быть действительно пострадавшим.

Жертва — это такой человек, который всем своим видом демонстрирует, что он пострадал и за это все должны ему помогать, жалеть, сочувствовать. И второй признак Жертвы — эти люди так себя ведут, как будто ожидают новой травмы.

Существует даже термин "профессиональная жертва". Все мы любим иногда напроситься на жалость, но только профессиональная Жертва делает это большую часть своего времени и получает от этого психологические выгоды. Ключевая фраза, позволяющая сразу же узнать Жертву, на вопрос, как дела, отвечает: "Как всегда, плохо".

Чем хорошо быть Жертвой, в чем ее выгоды? Жертве, как ей кажется, все должны. Роль Жертвы — это роль безответственности. Действительно, какой с нее прок, если и так ей досталось. (Как можно от нее требовать чего-либо?) Жертву все жалеют, сочувствуют. А это часто очень приятно. Наконец, ей все прощают. Ну, конечно же, она так много переживала, что ее надо понять и простить.

Важно, что из этого следует: Жертва не заинтересована перестать быть Жертвой. То есть Жертве выгоднее чувствовать себя несчастной, чем счастливой. Например, человек вечно жалуется, что он — бедный, даже еду купить не на что. (Кстати, ощущение собственной бедности не зависит прямо от количества получаемых денег.) Но когда ему предлагают подработать, то в ответ слышат что-нибудь типа: "Не буду я за копейки унижаться!"

В семьях часто есть член семьи, играющий роль Жертвы. Это может быть папа, у которого "было трудное детство", поэтому его все должны жалеть, или часто болеющий ребенок, иногда избалованный сердобольными родителями до невозможности.

Каким образом воспитывается жертва? Профессиональную Жертву создает, формирует профессиональный Спасатель. Эти роли не существуют одна без другой.



Спасатель — это человек, который всех утешает, всем приходит на помощь (даже когда его об этом не просят). Он больше всего на свете любит помогать другим.

На первый взгляд, что же тут плохого?

На самом деле профессиональный Спасатель, как и профессиональная Жертва, получает психологические выгоды (и не малые) от этой роли. И так же, как необходимо различать пострадавшего и Жертву, важно различать человека, который вам помогает, и профессионального Спасателя. Второй заинтересован не в том, чтобы действительно помочь, а в том, чтобы получить причитающиеся ему за его роль психологические выгоды. А выгоды следующие.

Быть Спасателем очень почетно. Человек, играя эту роль, подчеркивает свою значимость. Другая выгода — вечная признательность и зависимость Жертвы от Спасателя. Это один из признаков, по которому можно отличить профессионального Спасателя. Широко известна пословица, гласящая, что если человек голоден, то можно его накормить рыбой или научить ловить рыбу. Естественно, вторая стратегия более продуктивна. Профессиональный Спасатель никогда не научит ловить рыбу и не даст удочек, он будет кормить и преимущественно делать это сам. Потому что, как я уже упомянула, ему необходимо, чтобы Жертва оставалась Жертвой как можно дольше и была в зависимости от Спасателя. Человек, который не знает, как прокормить себя, никуда не денется от "кормильца".

Девиз профессионального Спасателя: "Спасай всех, даже если спасаемый — против". Ему нет никакого дела до спасенного, ему важно, чтобы он чувствовал, какой он хороший и благородный. Характерная черточка Спасателей: они приносят себя в жертву, когда их об этом не просят, а затем требуют благодарности.

В эту игру особенно часто играют родители со своими детьми. "Ты без меня пропадешь, — говорит такой родитель. — Ты ведь даже не умеешь сам приготовить себе еду". На самом деле из этого следует только одно — родители не заинтересованы в самостоятельности своего ребенка, если не научили его самому справляться со всем.

Другая родительская игра: "Я тебе отдал всю свою молодость, здоровье, я тебя родил, пожертвовал своей карьерой (могут быть и другие версии), а ты, неблагодарный, не делаешь того-то и того-то". На самом деле ребенок легко может возразить: я тебя не просил этого делать — и будет прав. Конечно, его не спрашивали, хотел ли он этого. Так о какой же благодарности может идти речь? Все, что ни делали родители, они делали для себя и только для себя.

Когда профессиональный Спасатель пытается делать добро тем, кто этого не хочет, он тем не менее требует благодарности. Если ее поступает недостаточно, Спасатель страшно обижается и начинает ощущать себя жертвой людской несправедливости. От такого Спасателя—Жертвы можно часто услышать "Я не ем, не сплю, делаю всем добро, а получаю в ответ только черную неблагодарность".

Иногда Спасатель может превратиться в Преследователя. Особенно когда он пытается сделать другому "хорошо" насильно. Это тоже чрезвычайно частый сюжет в семье: заставляя насильно что-либо сделать, родители объясняют, что делают это для того, чтобы помочь, спасти, ну, например, от нежелательных друзей, от неверного жизненного выбора и т.п. Иногда для ребенка это выглядит (да так оно есть и на самом деле) как насилие, хотя и говорится: "Ты мне еще спасибо скажешь".

Диалектика ролей Жертвы и Спасателя еще и в том, что Спасатели очень часто — это бывшие Жертвы. Не имея возможности помочь себе, они начинают помогать другим, что, с психологической точки зрения, совсем неверная стратегия. Помочь другому возможно, только если помог себе.

Отношения Палача (Преследователя) и Жертвы тоже неоднозначны. Как я уже упоминала, все эти роли или персонажи необходимы друг другу. Поэтому в жизни часто бывает так, что у Жертвы есть любимый Палач, которому позволяется над ней издеваться, а у Палача — любимая Жертва, которую он никогда не замучает "до смерти". Если, например, Жертва хочет уйти от Палача, то Палач (или Преследователь) мгновенно превращается в Спасателя и говорит: "Ты уж не обижайся, все, что я делал, я делал для тебя" ("Чтобы человеком вырос" и т.п.).

Жертва также легко становится Палачом (Преследователем). Всем известны ситуации, когда ребенок в семье (инвалид, например), быстро избаловавшись (ведь все вокруг играют роль Спасателей, не давая ему самостоятельно ничего делать), спустя некоторое время начинает всех терроризировать своими капризами. Ему, естественно, взрослые все прощают, так как он — Жертва, не отдавая себе отчета, что тем самым они чрезвычайно затрудняют возможности такого ребенка адаптироваться и начать в дальнейшем самостоятельную жизнь.

Мы рассмотрели общие симптомы травматического стресса, механизмы его развития, влияние на личность, ее общение. Теперь посмотрим, как проявляется травматический стресс и какие психологические последствия возникают при различных конкретных травмах: при переживании горя и при насилии. А также — как лучше себя вести и чем можно помочь человеку, пережившему травматическое событие.

 

 



Глава 4

ПСИХОЛОГИЯ ГОРЯ

 

Вот как описывает горе Ф.Е. Василюк в книге "О человеческом в человеке".



Переживание горя, может быть, одно из самых таинственных проявлений душевной жизни. Каким чудесным образом человеку, опустошенному утратой, удается возродиться и наполнить свой мир смыслом? Как он, уверенный, что навсегда лишился радости и желания жить, сможет вое — становить душевное равновесие, ощутить краски и вкус жизни? Как страдание переплавляется в мудрость? Все это — не риторические фигуры восхищения силой человеческого духа, а насущные вопросы, знать конкретные ответы на которые нужно хотя бы потому, что всем нам рано или поздно приходится по профессиональному ли долгу или по долгу человеческому утешать и поддерживать горюющих людей — как взрослых, так и детей.

Может ли психология помочь в поиске этих ответов? В отечественной психологии нет ни одной оригинальной работы по переживанию горя и психологической помощи таким людям. Что касается западных исследований, то в сотнях трудов описываются мельчайшие подробности этой темы: горе "нормальное" и "патологическое", "отложенное" и "предвосхищающее", взаимопомощь людей, потерявших близких, синдром горя от внезапной смерти младенцев и влияние видеозаписей о смерти на детей, переживающих горе, и т.п.

Горе — это не просто одно из чувств, это одно из тех чувств, которое делает человека человеком. Ни одно самое разумное животное не хоронит своих собратьев. Хоронить — значит быть человеком. Но хоронить — это не отбрасывать, а прятать и сохранять. Человеческое горе не деструктивно (забыть, оторвать, отделится), а конструктивно, оно призвано не разбрасывать, а собирать, не уничтожать, а творить — творить память.

В принципе подобное переживание и симптомы не обязательно могут возникать только в случае смерти близкого.

Через аналогичные состояния (хотя они могут быть выражены слабее) проходит человек при любой утрате близкого — разлуке с ним или, например, при уходе родителя из семьи при разводе. И даже в случае смерти или потери собаки или кошки (тоже ведь почти член семьи!) или при ссоре с близким другом.

Особенно важно различение "нормального" и "патологического" горя, ибо горе, как и любая травматическая реакция, — представляет собой нормальный процесс. На примере горя можно проследить естественную динамику течения любого травматического стресса, т.е. то, как про — исходит преодоление психологической травматизации при оптимальном случае. Ведь психологи, помогающие преодолевать травматические последствия, были не всегда. Тем не менее люди как — то справлялись. До сих пор мы фокусировались на тех ситуациях, когда люди именно не справились с травмой. Здесь же мы будем говорить о том, как естественно происходит обратное, каковы этапы переживания травматического стресса, каким образом осуществляется процесс естественного самоисцеления, чем можно помочь на каждом из этапов.

Этапы естественного течения горя, или, как еще говорят, нормальная "работа горя" (так как человек действительно как бы работает над своей травмой) , характерны для любой фазы психологического стресса, хотя разумеется, их продолжительность сильно варьируется в зависимости от тяжести травмы, а также в зависимости от других факторов.

 

 



Общие симптомы горя

Соматические нарушения. Специфические нарушения дыхания. Дыхание становится прерывистым, особенно на вдохе, появляются симптомы физического переутомления, утрата аппетита, нарушения сна (повторяющиеся кошмары, бессонница), возможна симптоматика той болезни, от которой умер близкий.

Психологическая сфера. Чувство вины (основное переживание при любой травме, а при горе — доминирующее), погруженность в образ умершего. Ощущение опустошенности, блеклости, серости мира, раздражительность. Идеализация умершего. Чувство брошенности, вызывающее злость. Эта злость вступает в конфликт с идеализацией, вызывая сильные противоречивые чувства. Человек, чувствуя свою злость и ее несправедливость, пытается сдерживаться, и возникает как бы "одеревенелость", желание уйти от контакта. Вначале — избегание разговоров об умершем, затем — назойливое рассказывание.

Что это за злость? Откуда она берется? Обычно горюющим тяжело признаваться в этом чувстве, но оно очень важно. И понимание этого позволяет более точно чувствовать человека, потерявшего близкого.

Подобное состояние очень точно показано в известном рассказе Р. Бредбери об электрической бабушке. В семье умирает мать, и отец покупает робота — бабушку, идеальную бабушку — красивую, добрую, умную, прекрасно ладящую со всеми детьми. Со всеми, кроме девочки, которая наотрез отказывается иметь хоть какие-то отношения с электрической бабушкой. Никто не может понять, в чем дело. Все старания бабушки подружиться с девочкой ни к чему не приводят. Та лишь грубит и избегает ее. Пока, наконец, не происходит решающий случай. Спасая девочку, бабушка попадает под машину и кажется умершей. Девочка внезапно начинает кричать.

“О, мама! — простонала Агата, вся дрожа и сжавшись еще больше, совсем похожая на младенца. — Мама умерла, мама! Бабушка тоже, она ведь обещала всегда любить, всегда — всегда, обещала быть другой, а теперь посмотри, посмотри... Я ненавижу ее, ненавижу маму, ненавижу их всех... Ненавижу!”

— Конечно, — вдруг раздался голос бабушки. — Ведь это так естественно, иначе и быть не могло. Как же я была глупа, что не поняла сразу!.. Вот слушай. Это из книги о воспитании детей. Ее написала одна женщина, и совсем недавно кое-кто смеялся над ее словами, обращенными к родителям: "Дети простят вам любую оплошность и ошибку, но помните, они никогда не простят вам вашей смерти"". Дети особенно часто склонны воспринимать смерть близкого человека как предательство, как то, что их бросили, обещав всегда быть рядом. Это очень болезненное переживание, вызывающее внутренние конфликты и противоречивые чувства.

К другим общим симптомам горя относятся специфические нарушения в смысловой сфере. Вдруг обнаруживается: на что ни посмотри, все было связано с умершим. Появляется странная забывчивость в обыденной жизни — умершему ставится, например, тарелка, и это вновь вызывает ухудшение состояния. Нарушаются работоспособность, внимание, память, что усиливает и подчеркивает ощущение собственной малоценности.



Фазы горя

Начальная фаза горя — шок и оцепенение. "Не может быть!" — такова первая реакция на весть о смерти. Характерное состояние может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, в среднем — девять дней. Оцепенение — наиболее заметная черта этого состояния.

Как это ни странно, человек на этой фазе чувствует себя вполне хорошо. Он не страдает, снижается чувствительность к боли и даже "проходят" беспокоившие заболевания. Человек настолько ничего не чувствует, что даже рад был бы почувствовать хоть что-нибудь. Его бесчувственность расценивается окружающими как недостаточность любви и эгоизм. От горюющего требуется бурное выражение эмоций, если же человек не может заплакать, его упрекают и винят. Между тем именно такое "бесчувствие" свидетельствует о тяжести и глубине переживаний. И чем дольше длится этот "светлый" промежуток, тем дольше и тяжелее будут последствия.

Для этой фазы характерна утрата аппетита, нередко возникающая мышечная слабость, малоподвижность, иногда сменяющаяся минутами суетливой активности.

В сознании человека появляется ощущение нереальности происходящего, душевное онемение, бесчувственность, оглушенность. Притупляется восприятие внешней реальности, и тогда, в последующем, нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде. А. Цветаева, человек блестящей памяти, не могла восстановить картину похорон матери: "Я не помню, как несут, как опускают гроб. Как бросают комья земли, засыпают могилу, как служит панихиду священник. Что — то вытравило все это из памяти... Усталость и дремота души. После маминых похорон в памяти — провал".

Как объяснить все эти явления? Обычно комплекс шоковых реакций истолковывается как защитное отрицание факта или значения смерти, предохраняющее горюющего от столкновения с утратой сразу во всем объеме.

Будь это объяснение верным, сознание, стремясь отвлечься, отвернувшись от случившегося, было бы полностью поглощено текущими внешними событиями, вовлечено в настоящее, по крайней мере в те его стороны, которые прямо не напоминают о потере. Однако мы видим прямо противоположную картину: человек психологически отсутствует в настоящем, он не слышит, не чувствует, не включается в настоящее, оно как бы проходит мимо него, пребывая где-то в другом пространстве и времени.

Шок оставляет человека в том времени, когда умерший был еще жив. Настоящее сопровождается так называемыми дереализационными и деперсонализационными ощущениями ("это происходит не со мной", "как будто это происходит в кино".)

Девочка долго ухаживала за больной матерью, а после ее смерти впала в болезненное состояние: она не могла вспомнить о случившемся, на вопросы врачей не отвечала, а только механически повторяла движения, в которых можно было разглядеть воспроизведение действий, ставших для нее привычными во время ухода за умирающей. Девочка не испытывала горя, потому что полностью жила в прошлом, когда мать еще была жива. Только когда на смену этому патологическому воспроизведению прошлого с помощью автоматических движений ("память — привычка") пришла возможность произвольно вспомнить и рассказать о смерти матери ("память — рассказ"), девочка начала плакать и ощутила боль утраты. Этот случай позволяет назвать психологическое время шока "настоящее в прошедшем". И отсюда процессу горя предстоит еще долгий путь, пока человек не сможет укрепиться в "настоящем настоящем" и без боли вспоминать о случившемся.

Внешне на этой фазе человек выглядит, в общем, как всегда. Ведет себя как обычно, выполняет свои обязанности — учится, работает, помогает по хозяйству. (Это, кстати, дает основание для окружающих восхищаться его "мужеством" и "силой воли", что столь же безосновательно, как и обвинять его в "бесчувствии".) Конечно, если внимательно присмотреться, то можно заметить некоторые особенности. Так, движения его несколько механические (как будто бы робот), лицо амемично, неподвижно. Речь невыразительная, малоинтонированная. Немножко запаздывает с реакцией: отвечает не сразу, а чуть-чуть помедлив. Двигается и говорит немного замедленно. Сильных чувств не проявляет вовсе, временами может даже улыбаться и т.п.

Так вот, несмотря на все внешнее обманчивое благополучие, объективно человек находится в довольно тяжелом состоянии. И одна из опасностей состоит в том, что в любую минуту оно может смениться так называемым острым реактивным состоянием, когда человек вдруг начинает биться головой о стену, выбрасываться из окна, т.е. становится "буйным". Окружающие, чья бдительность 'усыплена, не всегда могут оказаться готовы к этому.

Чем могут помочь близкие человеку, переживающему горе и находящемуся в фазе шока? Что они должны и чего не должны делать?

1.       Разговаривать с таким человеком и утешать его совершенно бесполезно. Он все равно вас "не слышит", а на ваши попытки его утешить лишь удивленно скажет: "Я себя чувствую хорошо".



  1. Но то, что действительно вы можете сделать, — это ходить за ним повсюду "хвостиком", ни на секунду не выпуская его из поля внимания, не оставляя его одного. При этом не обязательно с ним говорить, можно это делать молча. Важно лишь не оставить человека наедине с собой, если вдруг начнется острое реактивное состояние.

  2. Если это ребенок, который учится в школе, лучше его не пускать в школу, даже если он будет утверждать, что вполне справится.

  3. Постарайтесь как можно больше и чаще касаться человека, тяжело переживающего горе. Тактильный контакт возникает у нас чрезвычайно рано. По сути дела это самый первый контакт младенца с внешним миром. Поэтому, как бы ни были нарушены взаимодействия горюющего с внешним миром, тактильная связь чаще всего сохраняется. Иногда бывает достаточно одних тактильных контактов, чтобы вывести человека из тяжелейшего шока. Особенно, если это такие символические действия, как поглаживание по голове. В этот момент большинство людей начинают чувствовать себя маленькими, беззащитными, им хочется заплакать, как плакали в детстве. Если же вам удалось вызвать слезы, значит, человек переходит в следующую фазу.

  4. Нужно вызвать у человека любые сильные чувства, которые выведут его из шока. Сильную радость у человека в такой ситуации вызвать, по-видимому, непросто. Но сгодится и злость. Иногда даже помогающему стоит "вызвать огонь на себя", разозлив горюющего.

Существующие культурные ритуалы способствуют и помогают человеку пережить горе. Поэтому продолжительность фазы в среднем соответствует ритуальным датам.

В народных традициях, если рассмотреть ритуал похорон, поражает, насколько психологически грамотно созданы некоторые обычаи. В самом деле — традиция плакальщиц, когда специально приглашенные (и обученные!) женщины, громко рыдая, говорят тексты типа "На кого ты меня покинул!" и т.п. То есть — то, что чувствует горюющий, но не имеет возможности выразить. Плакальщицы помогают человеку заплакать и вызывают катарсис. (Катарсис в переводе с греческого — очищение, состояние внутреннего очищения, облегчения, вызванное эмоциональным потрясением в результате сопереживания трагедии.)



Фаза страдания и дезорганизации продолжается 6 — 7 недель. В среднем 40 дней. В это время человеку бывает трудно удержать свое внимание во внешнем мире, реальность как бы покрыта прозрачной кисеей, вуалью, сквозь которую сплошь и рядом пробиваются ощущения присутствия умершего. Звонок в дверь — мелькнет мысль: это он; его голос, оборачиваешься — чужие лица; вдруг на улице — это же он входит в телефонную будку. Такие видения, вплетающиеся в контекст внешних впечатлений, естественно, пугают, принимаясь за признаки надвигающегося безумия.

Сохраняются и первое время могут даже усиливаться различные телесные реакции — затрудненное укороченное дыхание, мышечная слабость, астения, утрата энергии, ощущение тяжести любого действия, чувство пустоты в желудке, стеснение в груди, ком в горле, повышенная чувствительность к запахам, снижение или чрезвычайное усиление аппетита, сексуальные дисфункции, нарушения сна.

Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Появляется множество тяжелых, иногда странных и пугающих мыслей и чувств. Это ощущения пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство брошенности, одиночества, злость, вина, страх и тревога, беспомощность. Типичны необыкновенная поглощенность образом умершего и его идеализация, особенно к концу фазы, подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о его плохих чертах и поступках. Горе накладывает отпечаток и на отношения с окружающими. Здесь может наблюдаться утрата теплоты, раздражительность, желание уединиться. Изменяется повседневная деятельность. Человеку трудно бывает сконцентрироваться на том, что он делает, трудно довести дело до конца, а сложно организованная деятельность может на какое-то время стать и вовсе недоступной. Порой возникает бессознательное отождествление с умершим, проявляющееся в невольном подражании его походке, жестам, мимике.

Работа по переживанию горя становится ведущей деятельностью. Это самый тяжелый период.

Основным переживанием выступает чувство вины. Возникают так называемые патогенные цепочки, когда человек, вспоминая событие, усматривает разнообразные намеки, которые были ему даны, — раз я знал, я мог предотвратить событие.

Как я уже говорила, чувство вины — чрезвычайно непродуктивное чувство. Человек, испытывающий чувство вины, ничего не будет делать, чтобы облегчить свое состояние. Наоборот, чем ему хуже, тем больше удовлетворяется чувство вины. Поэтому такие люди очень редко сами обращаются к психологу за помощью. И родные и близкие должны помочь им в этом. Если речь идет о ребенке, взрослым следует быть особенно внимательными к его состояниям, что даст возможность точно определить тот момент, когда может понадобиться помощь профессионала. В эмоциональной сфере такой ребенок ощущает подавленность, страх. Актуализируется, в частности, страх смерти. Ребенку начинает казаться, что все в жизни хрупко и в любой момент может закончиться, он начинает бояться за жизнь близких.

Часто дети, потерявшие близкого, требуют, чтобы мать или отец были с ними все время, даже сопровождали в туалет. Иногда родители интерпретируют это как боязнь одиночества. Это так. Но главное, они боятся, что пока их нет, с родителем может что-то случиться, он может умереть. Они со страхом отмечают признаки приближающейся старости родителей: седые волосы, морщины и т.п.

Очень характерны для данной фазы сильные нарушения памяти на текущие события. Это бывает выражено настолько сильно, что ребенок не может учиться в школе. Поэтому очень важно вовремя оказать ребенку необходимую психологическую помощь.

Окружающие замечают, что даже внешне человек, переживающий горе, сильно меняется. Амимичности как не бывало. Лицо становится очень выразительным, на нем застывает маска страдания. Походка меняется, человек горбится ("горе пригнуло к земле"), даже волосы становятся тусклыми. Появляется масса проблем со здоровьем. Все время что-то болит. На этой фазе появляется эмоциональная лабильность — очень легко вызываются чувства, в любой момент человек готов заплакать.



Чем можно облегчить страдания горюющего?

1.       Если на первой фазе вам следует постоянно быть вместе с горюющим, то здесь можно и нужно дать человеку, если он того хочет, побыть одному.



  1. Но если он пожелает с вами поговорить, нужно всегда быть в его распоряжении, выслушать его (даже если вы слушаете это все в сотый раз и вам самому тяжело) и поддержать.

  2. Как уже говорилось, эти люди часто раздражительны, тем не менее, понимая их состояние, надо относиться к ним более мягко, прощая многое (но не все!).

  3. Если человек плачет, вовсе не обязательно совершать то, что мы называем "утешением". Что такое утешение? Это сделать все, чтобы человек не плакал. У нас у всех есть безусловный рефлекс на чужие слезы. Видя их, мы готовы сделать все, лишь бы человек успокоился, перестал плакать. Слезы дают возможность сильнейшей эмоциональной разрядки. Наши слезные железы устроены таким образом, что слезы способствуют выработке успокоительных веществ. Недаром, поплакав, так хорошо спится. Успокаивая человека, мы не даем возможности этому процессу завершиться. С другой стороны — как вообще можно утешить горюющего? Какое может быть утешение? Я несколько раз слышала такие фразы утешающего: "У тебя только брат умер, а у других матери умирают. И то — ничего..."

  4. В конце этой фазы нужно начать потихоньку приобщать человека к общественно полезной деятельности: отправить в школу или на работу, начать загружать домашней работой. Это очень полезно, так как дает возможность отвлечься от своей основной проблемы. Естественно, режим должен быть щадящим, так как человек все еще ослаблен.

  5. Считается, что с горюющим человеком надо быть чрезвычайно бережным, я бы сказала, трепетным. Но это не так. Попытайтесь представить себя в окружении людей, каждый из которых смотрит на вас жалостливым, сочувствующим взглядом. Да вам захочется сбежать от них как можно скорее! Потому что все вам будет напоминать о вашей утрате.

На самом деле на этой стадии с человеком можно уже обращаться вполне нормально и иногда даже можно с ним ссориться. Особенно замечательный метод — формирование у человека чувства реальной вины. С виной выжившего вы ничего не можете сделать, так как она иррациональна по своим механизмам. Зато можно перенести центр тяжести в реальность. Например, можно сказать человеку, слишком, на ваш взгляд, увлекшемуся переживанием горя, примерно следующее: "Как тебе не стыдно! Ты занят своими переживаниями и не заботишься о тех людях, которые вокруг и которым нужна твоя помощь. Ты — эгоист!" Уверяю вас, эти слова будут для горюющего как бальзам на рану. Ему будет очень приятно их услышать. Он не обидится на вас, а даже будет чувствовать благодарность, так как вы как бы "позволили" ему завершить работу по переживанию горя.

  1. И конечно, человеку надо постоянно демонстрировать, что хотя вы и понимаете его проблему, но относитесь к нему как к обычному человеку, не давая ему никаких скидок и послаблений. Это тоже будет оценено очень высоко и поможет в реадаптации. Конечно, вы должны понимать, что этот человек находится в "состоянии горя", но ничем не показывайте ему это. Иначе получится, как у учительницы, которая каждый раз на уроке сообщала классу: "А Коле я плохих оценок ставить не буду и не буду спрашивать, так как у него горе". А потом была крайне удивлена, когда Коля в какой-то момент ей нагрубил и убежал из класса.

В целом фазу острого горя можно считать критической в отношении дальнейшего его переживания, а порой она приобретает особое значение и для всего жизненного пути. То, как она будет преодолена, определит и стратегию дальнейшей жизни. Если позитивно — то это будет очень важный эмоциональный опыт. Если человек не справится с горем, то навсегда останется в этой фазе (патологическое горе), или же ему может понравиться сочувствие и жалость, которую он вызывает, и из него сформируется профессиональная Жертва.

Фаза остаточных толчков и реорганизация. Эта фаза наступает дней через 40 после события и продолжается примерно год.

На этом этапе жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, повседневная деятельность, умерший перестает быть главным сосредоточением жизни. Переживание горя теперь не ведущая деятельность, оно протекает в виде редких отдельных приступов. Такие остаточные приступы горя могут быть столь же острыми, как и в предыдущей фазе, а на фоне нормального существования субъективно воспринимаются как еще более острые. Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события ("Новый год впервые без него", "весна впервые без него", "день рождения"), или события повседневной жизни ("обидели, некому пожаловаться", "на его имя пришло письмо").

Эта фаза длится, как правило, в течение года. За это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщина смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, не случайно поэтому большинство культур и религий отводят на траур один год.

За этот период утрата постепенно входит в жизнь. Человеку приходится решать множество новых задач, и эти практические задачи переплетаются с самим переживанием. Он очень часто сверяет свои поступки с нравственными нормами умершего, с тем, "что бы он сказал". Так, девочка отказывается есть конфеты, потому что ее умерший братик не может делать того же. Постепенно появляется все больше воспоминаний, освобожденных от боли, чувства вины, обиды. Некоторые из этих воспоминаний становятся особенно ценными, дорогими, они сплетаются порой в целые рассказы, которыми делятся с близкими, друзьями. На этой фазе человек как бы получает возможность отвлечься от прошлого и обращается к будущему — начинает планировать свою жизнь без умершего.

Поэтому основная психологическая помощь на данном этапе состоит в том, чтобы помочь, способствовать этому обращению к будущему, помочь строить всевозможные планы.

Описываемое нами нормальное переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу.



Фаза завершения. Здесь человеку приходиться порой преодолевать некоторые культурные барьеры, затрудняющие завершение "работы горя". (Это один из примеров, когда культурные традиции не способствуют оптимизации состояния.) Например, представление о том, что длительность скорби является мерой нашей любви к умершему.

Смысл и задача "работы горя" в этой фазе состоят в том, чтобы образ умершего занял свое постоянное место в нашей жизни. Признаком этой фазы является то, что человек, вспоминая об умершем, переживает уже не горе, а печаль — совершенно иное чувство. И эта печаль уже останется навсегда в сердце человека, потерявшего близкого.



Как помочь ребенку преодолеть горе

В 1988 г. в Англии вышла книга "Помогая детям справиться с горем". В ней предлагаются рекомендации для учителей, в классе которых есть ребенок, потерявший кого-либо из близких. Ее автор Р. Нельс дает советы учителям, как помочь ребенку преодолеть горе.



Начальная школа

1.       Наблюдайте за изменениями в поведении ребенка, потерявшего кого-либо из близких.



  1. В первые недели может появиться тенденция к изоляции, агрессивность, гнев, нервозность, замкнутость, невнимательность. Относитесь с терпением, старайтесь не показывать своего удивления, не заставляйте ребенка делать что-либо вопреки его воле.

  2. Если ребенок хочет поговорить, найдите время его выслушать. Чаще прикасайтесь к ребенку.

  3. Постарайтесь привлечь лучших друзей ребенка.

  4. Будьте готовы к вопросам ребенка и всегда будьте честны с ним.

  5. Докажите ребенку, что плакать не стыдно.

  6. Никогда не говорите ему: "Ты ведь так не думаешь, не правда ли?" Особенно если это касается детских страхов или чувства вины.

  7. Старайтесь быть в контакте с родителями.

  8. С особенным вниманием относитесь к "трудным" дням, например, праздникам.

Средняя школа

Если в классе есть ученик, потерявший кого-либо из близких, рекомендуется провести классное занятие — дискуссию на тему смерти (что, впрочем, полезно в любом случае. — Е.Ч.)

Учитель должен сказать такому подростку, что знает о том, что произошло с ним. Это важно, чтобы подросток не чувствовал себя одиноким. Хорошо, если об этом также узнают его товарищи. В школе должно быть место, где ребенок мог бы побыть один, поплакать наедине с собой. Среди его товарищей может быть назначен "помощник", который опекал бы его.

Учителю нельзя забывать, что родители тоже нуждаются и в психологической помощи и поддержке.

Подросток может погружаться в собственные размышления настолько, что теряет связь с окружающим миром. Если он забыл, о чем вы его спросили, проявите терпение, повторите вопрос, скажите, что вы тоже иногда забываете что-то.

Бесполезно говорить подростку, чтобы он больше старался, не впадал в задумчивость. Умственно подросток совершенно дезорганизован. Иногда можно предложить подростку представить себе, что он не на уроке, а занимается, например, своим любимым видом спорта. Этот прием не облегчает горя, но помогает ученику заставить себя работать, не отставая от класса.

Правда, очень важно учитывать, что иногда ребенок использует свое горе в качестве оправдания плохой учебы.

Существуют целые психологические программы для детей, переживающих горе. Одна из таких программ будет предложена в конце главы.



Патологическое горе

До сих пор мы в основном говорили о нормальном горе. Однако существует еще и вариант патологического горя. Что это такое?

Нормальная "работа горя" может стать патологическим процессом, если человек "застревает" на одной из фаз. Как правило — на второй. Это приводит к тяжелейшим последствиям, когда человек обречен бесконечно долго переживать острую фазу горя — самую тяжелую, самую болезненную. Все симптомы второй фазы усиливаются и подчеркиваются. И у человека развивается тяжелейший синдром посттравматических стрессовых нарушений в полном объеме (см. главу 1).

Причины возникновения патологического горя:

1.      Конфликты или ссоры с близким человеком перед его смертью.


    1. Невыполненные обещания. Например, сын обещал матери приехать к ней, но откладывал, пока не стало слишком поздно...

    2. Определенные обстоятельства смерти близкого.

Норвежский психолог Алле Дырегров предложил классификацию ситуаций в зависимости от риска возникновения патологического горя у детей. Он различает горе и травму. Горе — нормальный процесс, а травма — процесс образования синдрома посттравматических нарушений.

Чем больше на графике характеристики ситуации смещаются вправо, тем больше риск возникновения патологического горя.



ГОРЕ

 

Ожидаемая утрата

 

 

— ребенок подготовлен

 

 

 

Ожидаемая утрата

 

 

 

 

— ребенок не подготовлен

 

 

 

 

 

Неожиданная утрата

 

 

 

 

 

 

— внезапная смерть, болезнь

 

 

 

 

 

 

 

— ребенок не присутствует

 

 

 

 

 

 

 

 

Неожиданная утрата

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— несчастный случай, катастрофа, война

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— ребенок не присутствует

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Неожиданная утрата

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— убийство, самоубийство

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— ребенок не присутствовал

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Неожиданная утрата

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— внезапная смерть, болезнь

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ребенок очевидец

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Неожиданная утрата

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— убийство, самоубийство

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— ребенок очевидец

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Неожиданная утрата

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— несчастный случай, катастрофа, война

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— ребенок — выживший

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТРАВМА (возможность возникн. ПТСР)

На рисунке видно, что легче всего переносится ожидаемая утрата, когда ребенок при смерти не присутствует. Так, речь идет о смерти бабушек и дедушек.

В своей жизни ребенок сталкивается со смертью прежде всего этих членов семьи. При этом ребенок заранее знает, что бабушка или дедушка уже старенькие, они скоро должны умереть, они долго болеют. В этом случае, если ребенок подготовлен заранее и не присутствует в самый момент умирания, процесс горя, как правило, протекает легче всего.

Тяжелее бывают случаи, когда ребенок в принципе знает, что бабушка или дедушка могут скоро умереть, но их смерть выступает полной неожиданностью.

И гораздо более травматичными являются случаи, когда ребенок сталкивается с насильственной смертью. Наконец, к самым травматогенным относятся ситуации, когда ребенок

был вовлечен в тот несчастный случай, катастрофу или войну, которые унесли жизнь его близких, но он сам выжил.

Работа горя значительно осложняется в таком случае виной выжившего ("почему я выжил, а он погиб").

Детское восприятие того, что произошло, также сильно зависит от возраста и психологической зрелости. Более маленькое дети иногда вообще могут не понимать смысла происшедшего. Но половые различия в реакциях на то, что произошло, очевидны. Девочки легче могут говорить о своих мыслях, впечатлениях и реакциях, чем мальчики, что способствует в значительной мере их более быстрому исцелению.

4.       Когда человек по разным причинам не присутствует на похоронах и не имеет возможности попрощаться.



  1. Наконец, ситуацией, в значительной мере вызывающей патологическое горе (я бы даже сказала — в максимальной степени), являются так называемые "непохороненные мертвецы" — без вести пропавшие, те, чьи тела не были найдены, те, о смерти которых не сообщили близким, и т.п.

Дело в том, что пока событие не произошло, работа горя в полной мере начаться не может. Эта ситуация предельно тяжела. Ситуация неопределенности страшна сама по себе. Любая, пусть даже самая страшная определенность — лучше. В условиях неопределенности человек в своем представлении то хоронит своего близкого, ожидая самого худшего, то вдруг с пробуждающейся надеждой надеется на чудо.

Тяжело пережить смерть, смириться с мыслью, что близкий человек умер, но в ситуации неопределенности это приходится делать несколько раз в день, переходя от надежды к полному отчаянию. Это состояние разрушительно для любого. И даже надежда здесь играет отрицательную роль. Собственно, она-то и не дает возможности начать процесс переживания горя. Пока жива надежда, человек обречен вечно за нее цепляться. Так что в какой-то мере безнадежность лучше.

Поэтому вы можете помочь человеку, отнимая у него надежду, как ни странно это звучит.

Отсюда вытекает одна из самых абсолютных рекомендаций, касающаяся психологии горя.



Всегда и во всех случаях надо сообщать о смерти близкого. Родные, я не знаю каким образом, всегда начинают догадываться о смерти близкого. Им начинают сниться сны, мучить всевозможные подозрения. Они начинают по многу раз спрашивать своих друзей о

самочувствии близкого и т.п. И мой опыт, и опыт моих коллег свидетельствует, что информацию о смерти близкого утаить невозможно.

Если же не сообщить, то человек оказывается в той ужасной ситуации, когда его терзают самые страшные подозрения, но он не обладает достаточной информацией и продолжает надеяться, что, может быть, это всего лишь его больное воображение. Так он и живет, переходя от полной безнадежности к счастью надежды. Так что, не сообщая человеку о смерти близкого, якобы щадя его, на самом деле вы меньше всего думаете о нем.

Вот что произошло с пятилетней девочкой, которой не сообщили о смерти отца.



Маша Н. (5 лет). У нее год назад умер отец, но мать убеждает ее, что отец "в командировке".

Мать привела девочку ко мне, потому что девочке "везде видятся гробы", которые она все время рисует. Например, она сидит в гостях, вдруг у нее появляется отсутствующий взгляд, после чего она сообщает, что в углу комнаты видела стоящий гроб. Мать водила ее к психиатру, который не нашел никакой патологии, и она решила обратиться к психологу.

Пока мы беседовали с мамой, девочка попросила карандаш и стала рисовать.

Сначала она рисует человечка.

Я: Кого ты нарисовала?

Маша: Папу. Папа уехал и живет в домике.

(В этот момент я начинаю сомневаться, действительно ли девочка не догадывается о смерти отца.)

Я: Нарисую домик, в котором живет папа.

М.: Рисует красный прямоугольник, в нем черный квадрат. Внутри его три черты, делящие его на три части, внутри расположен человечек. Рядом рисует красный, вполне реалистичный дом с окошком, который соединен с прямоугольником дорожкой. Поясняет, что рядом нарисовала их собственный дом.

(На этом этапе я уже не сомневаюсь, что девочка все знает.)

Я: Папе нравится его домик?

М.: Нет, он скучает по нас, и домик плохой, тесный.

(Опять образ гроба!)

Я: Нарисуй другой домик, который папе понравился бы.

М.: Рисует тот же черный квадрат, но побольше, с такими же двумя параллельными линиями внутри, как и на предыдущей рисунке. Разница только в том, что вместо человечка

внутри — три цветка. Один поменьше, два побольше. (Точь-в-точь соответствует числу членов их семьи.)

Я: А этот домик папе нравится?

М.: (После длительной паузы) Тоже не нравится.

Я: Придумай такой домик для папы, который бы ему точно понравился.

М.: Берет синий карандаш и, увлекаясь, рисует большой дом с окнами и с дверьми. На окошке занавеска, стоит цветочек. Из трубы выходит дым. Говорит: "Здесь папе нравится, но он скучает по нас".

Я: Что еще должно быть в этом домике, чтобы папа не скучал? Чтобы ему совсем было хорошо здесь.

М.: Надолго задумывается.

Ее мать в это время едва сдерживает рыдания, так как начала уже понимать, о чем

идет разговор. После длительной паузы сообщает: "Чтобы папа не скучал по нас, нужно, чтобы в его доме вместо мамы и меня ждала бы другая тетя, чтобы папе было весело".

Мать, внезапно переставая плакать, заинтересованно:

"Какая другая тетя?"

М.: Тетя, которая родила бы ему ребеночка — девочку.

(Маша строит, создает как бы параллельное пространство, в котором мог бы жить ее отец. Не правда ли, это напоминает традицию, когда в гроб умершему кладется все, что ему может понадобиться на том свете — жен, вещи и т.п.)

Я: А теперь папа будет скучать?

М.: Еще немножко будет, потому что он беспокоится о нас.

Я: Что нужно сделать, чтобы он не так беспокоился?

М.: Нужно ему сказать.

Я: Вот в этом замечательном домике живет папа. Скажи ему то, что ты хотела сказать.

М.: Папа, о нас не беспокойся. У нас все хорошо. Не скучай, до свидания. (Машет рукой, прощаясь, переворачивает страницу и начинает, припевая, рисовать цветочки.)

Вот такой случай. К сожалению, я не имела возможности наблюдать эту девочку в течение длительного времени, но за три недели после этого разговора девочка гробов ни разу больше не видела. Она повеселела, у нее наладился аппетит, она стала лучше спать.

Что же произошло на этом психотерапевтическом сеансе? Из-за того, что девочке не сказали о смерти отца, у нее стал развиваться патологический процесс, сопровождаемый галлюцинациями. Этот покойник не был похоронен.

Что означает символика похорон? Прежде всего возможность попрощаться. Девочка была лишена этой возможности. Поэтому я и создала ей эту возможность на сеансе.

Создав домик (удобный и т.п.) для отца, она тем самым в какой-то мере разрешила свое чувство вины ("папа живет в маленьком тесном домике"). А разрешив проблему с чувством вины, она смогла попрощаться с отцом.

Повторяю, похороны во всех культурах организованы и продуманы таким образом, чтобы человек мог прощаться с близким. Когда человек по разным причинам не присутствует на похоронах, у него может возникнуть патологическое горе, и тогда, чтобы облегчить его страдания, рекомендуется так или иначе воспроизвести процедуру похорон и прощания. Если невозможно это сделать в реальности, то остаются такие символические пути, как было показано на примере с Машей.

Одна из важнейших рекомендаций психологов, работающих с детским горем: всегда, вне зависимости от возраста, рекомендуется брать детей на похороны близкого человека.

Еще один важный, на мой взгляд, момент. Чем меньше ребенок, тем легче у него протекает горе. Чем старше становится человек, тем больше он понимает и тем больше начинает бояться смерти. Больше всего боятся смерти пожилые люди.

Есть и другие способы облегчить страдания ребенка во время патологического горя.

Как я уже говорила, часто причиной задержки работы горя выступают не разрешенные вовремя конфликты, непроговоренные чувства. Как и в вышеприведенном случае, задача психолога — помочь эти чувства проговорить и разрешить конфликт, пусть даже и в символической форме. Например, это может быть письмо, написанное умершему и прочитанное на кладбище, или разговор с "пустым стулом", на котором представляется умерший, разговор с фотографией и т.п. Иногда это единственный способ дать людям облегчение в их бесконечном

возвращении к тому, что было недоговорено. (Необходимо завершить незавершенные гештальты – Е.Г.)

Еще одна форма работы с детьми, переживающими горе, — групповые занятия. Далее я привожу программу релакс — тренинга, предложенную Р. Нельс. Эту программу могут проводить не только психологи, но и учителя, которые знакомы с психологическими основами травматического стресса.

Упражнения направлены на то, чтобы помочь ребенку преодолеть негативные последствия пережитого горя. Занятия проводятся в форме игры, но реализуют очень серьезные цели.

Вот некоторые из ник:

1) минимизация психологического страдания;

2) перевод негативной установки в отношении к себе в позитивный творческий план;

3) поиск индивидуальных и групповых стратегий преодолении горя;

4) формирование групповой сплоченности для оказания психологической поддержки друг другу.

Релакс-тренинг

1. Детям предлагается разделиться на группы по 3 — 4 человека и каждой группе придумать игру без правил. Специальные инструкции не даются, но нужно следить, чтобы дети меньше говорили, а больше играли, демонстрируя в игре, в действии то, что они хотели бы сказать.

Время для придумывания не ограничивается. Взрослый должен следить, чтобы никто никого не обижал.

2. Упражнение

а) Члены группы ложатся на животы и закрывают глаза.

б.) все ползут по направлению к центру с закрытыми глазами.

в) они начинают ощупывать друг друга, ползти друг на друге и образуют "кучу — малу".

После команды "Подъем!" вся группа встает и идет от центра на свои места.

3. Упражнение.

Ведущий собирает группу вокруг себя и предлагает всем сидя попридумывать, пофантазировать. Он говорит примерно следующее: "Я хочу, чтобы вы придумали, что бы вы хотели сделать в будущем. Выберите место и время действия и перенеситесь мысленно в это время и место.

Сосредоточьтесь на том месте, где вы находитесь. Обратите внимание на все детали вокруг вас — ландшафт, дома, людей и т.д. Обратите внимание на себя, во что вы одеты. Кто вас окружает? Что это за люди? Опишите время и место, выбранные вашим воображением. Как вы себя чувствуете и что вы чувствуете в выбранном времени? Когда почувствуете, что вам удалось переместиться во времени, возвратитесь в настоящее..."

4. Предложите детям устроиться поудобнее, закрыть глаза, сосредоточиться на дыхании. И тогда, может быть, у них всплывет какой-нибудь образ. Далее ведущий говорит детям: "Когда он у вас возникнет, расскажите о нем, опишите его". Другие могут дополнять, но не перебивать. Продолжать игру, пока не иссякнет воображение.

Включите нежную музыку и предложите детям нарисовать свои образы на бумаге. Потом потанцевать и в танце изобразить этот образ.

5. Проведите обсуждение на тему о фантазии. Предложите представить, что вы бы хотели иметь из того, чего здесь нет. Как вы можете превратить фантазию в реальность?

6. Упражнение.

Каждый ложится лицом вниз, образуя прямые линии, параллельные друг другу. Первый в линии перекатывается по спинам остальных до конца строя. Затем следующий и т.д.

7. Упражнение.

Образовать так называемого дракона. При этом каждый ребенок держит другого за кисть руки. У последнего есть яркий платок в кармане. Это и будет хвост дракона. Образовать также и второго дракона. Игра состоит в том, чтобы первый дракон поймал хвост второго дракона, но так, чтобы не потерять свой. Можно сделать драконов больше двух.

8. Упражнение.

Группа делится на 2 - 3 подгруппы. Каждая из них выбирает тему для короткой импровизации. Далее они выбирают три чувства, которые будут включены в разыгрываемую ситуацию таким образом, что ситуация будет развиваться от первой эмоции через вторую и заканчиваться третьей. Но третья эмоция всегда должна быть позитивной.

Например, беспокойство... паника... облегчение (тема — пожар).

9. Упражнение.

После того как каждая группа, поучаствовав в импровизации, реализует свои идеи, она должна представить три живые картинки, каждая из которых соответствует определенной эмоции.

10. Упражнение.

Члены группы, стоя в кругу, заканчивают следующее предложение: "Я горжусь тем, что..."

Варианты: тем, что я сделал для своих родителей, друзей, для самого себя; тем, чему я научился и т.п.

 

 

1   2   3


База даних захищена авторським правом ©uchika.in.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка