Мартин хайлеггер понятие времени перевод с немецкою ал. Шурбелсва Санкт-Петербург «владимир даль» 2021



Сторінка5/24
Дата конвертації21.09.2022
Розмір0.88 Mb.
#93495
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Хайдеггер Понятие времени 3
лишь настолько: больше не вот и что в этом лежит и что вот-бытие как само открывающее об этом может знать — : неопределенность
<22) Вот-бытие — через открытость — определяет — черты бытия суть экзистенциалы —
<23) смерть — а именно моя — появляется не где-то — так что я встречаюсь с нею в умирании — но: она как предстоя­щая — я предстою себе в этой моей предельной возмож­ности — я опережаю себя и предстою себе смерть и историчность.
(24) бытие смерти умирание-прочь в совместном бытии


тут же оттесняется. Озаботившееся растворение в мире относится к ней равнодушно. Оно хлопочет о том, что­бы позабыть'25' о себе. О падающем «бытии-в» говори­лось, что оно «успокаивает». Его удовлетворяет такое истолкование: пока она еще не пришла.<26) Тем самым это толкование оправдывает настоятельное растворе­ние в мире. Позволяя миру полностью себя захватить, вот-бытие отталкивает свою возможную смерть прочь от себя. Это отталкивание смерти озабочено1271 бытий­ной чертой этой предельной возможности в смысле озаботившегося падения. Смерть в своем прихождении совсем неопределенна, хотя и неминуема. Озабочение покрывает эту неопределенность всем тем, что оно еще имеет перед собой. Неопределенность мирно опреде­ляется как «пока еще нет»; беспокойство, которое мо­жет из нее появиться, подавляется.
Успокаивающее падение одновременно обнару­живается как отчуждающее. Мирная определенность неопределенного прихождения одновременно заслоня­ет вторую бытийную черту предельной возможности вот-бытия: неминуемость смерти. В самоуспокоении вот-бытия неумолимость неминуемой смерти не мо­жет показываться в открытую. «Люди» высказывают мысли о смерти, причем в такой мере, что в бытии-друг-с-другом другие внушают умирающему, что он скоро поправится. При этом усредненно мирное само­истолкование считает, что оно утешает других. Та же
<25> неожидание модификация ожидания
бегство-от.
<26' истолкование и способ бытия меня самого. (27) как забота о смерти
со-озабочение бытия


самая публичная истолкованность высмеивает «думы о смерти» как трусливый страх, как мрачное бегство от мира.(2в» Это уклонение от возможности предстоящей неминуемой смерти подает себя как победу над жиз­нью, как уверенность в себе. Но в таком скрывающем отдохновении от смерти повседневность вот-бытия все-таки постоянно стоит перед своей предельной воз­можностью. Успокаивающее и отчуждающее истолко­вание и принадлежащее ему расположение равнодуш­ного отношения к смерти выявляет основные черты бытия смерти: ее неминуемость, которая как таковая находится в неопределенности. Но поскольку располо­жение и истолкованность смерти составляют осново-устройство «бытия-в», повседневное вот-бытие в сво­ем способе бегства от смерти есть своя смерть.
Фактичность вот-бытия определена через это бы­тие-возможным. Поэтому онтологическая интерпре­тация вот-бытия тогда сформирует доступ к своему предмету, почерпнутый из самого существа дела и са­мый исходный, когда станет принципиально понимать вот-бытие из предельной возможности его бытия. По­началу непреодолимая трудность для совершенно адек­ватного онтологического исследования вот-бытия — постоянная незавершенность этого сущего — как раз скрывает в себе указание на правильный подход к ос-новоустройству его бытия в себе. Это указание ведет по пути к «самой вещи», как только постоянная неготов­ность и бытие-готовым как Ничто понимаются в том смысле бытия, который уже был считан в предыдущем анализе. Если мы будем избегать якобы самого близ-
<28> мужество к страху перед смертью.


кого бытийного опыта и толкования вот-бытия как мирного (weltlich) наличествования и события, тогда смерть откроется как исходнейшее бытийное устрой­ство вот-бытия. Та или иная фактичность сама есть ее предельная возможность/29'
Таким образом, почва для истолкования времени в достаточной мере очерчена. До сих пор наше иссле­дование, прежде всего имея в виду разработку этой почвы, следовало тому наставлению, которое — со времени его решающего начала у Аристотеля — лежит в традиционной интерпретации времени. Но есть ли время в вот-бытии?
Истолковывающее обнаружение времени как фено­менальной данности в самом вот-бытии будет — чтобы оставаться на твердой почве — удерживать вот-бытие в бытии его предельной возможности как в той пер­спективе, которая наполнена конкретным содержани­ем. Способ, которым вот-бытие каждый день есть своя смерть, уже очерчен. Но он есть бытийный способ падения, который хотя и конститутивен для фактич­ности, но показывает само вот-бытие лишь как такое, которое может раствориться в «людях». Это «может» (dieses Kann) как таковое может быть и собственным. И только таким образом фактичность, выявленная в своей возможной собственности, покажет факты фе­номена времени, если время есть в вот-бытии.
<29> что значит
всегда быть собственной смертью как собственное
вот-бытие —
бытие-в-будущем —


Поділіться з Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24




База даних захищена авторським правом ©uchika.in.ua 2022
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка