Не Уснёшь Без Меня



Скачати 61.72 Kb.
Дата конвертації04.02.2022
Розмір61.72 Kb.
#89401
Не уснёшь без меня

Не Уснёшь Без Меня

Часть 1

Давно, ещё когда мне было 17 лет, я жил в маленькой деревне. Мы жили вместе с мамой. Её имя Белла. В деревне было мало домов, но была парочка, которые привлекали внимание, так как были довольно большими. И тогда даже в нашу, такую крохотную деревушку, переехали новые жильцы. Домик, в который они переехали, был моим любимым. Я мечтал когда-то переехать туда с мамой, но на осуществление этой мечты требовалось немало денег. Отец утонул в озере на другой стороне деревни, когда мне было 5 лет. И кстати с тех самых пор я ужасно боюсь воды. Нет, я не говорю о умываниях или питьевой воде, я боюсь именно водоёмов. А к тому самому озеру я не приезжал уже очень долгое время. Оно лишило меня дорогого мне человека. Поэтому, у мамы был только я, а у меня - мама. Я очень люблю говорить о своей маме. Она лучшая в мире защитница. И кем бы я ни был, она любила меня очень сильно. Она старалась всегда ставить меня в пример перед другими, поэтому мне оставалось быть примерным сыном и хорошим помощником. «Папа бы гордился тобой» -эти слова всегда доносились из её уст, когда она видела как я помогаю бабушкам, дедушкам и деткам. Я бесконечно благодарен маме за эту любовь.

Моя история началась, когда въехали в домик по соседству те же мещане. Это была молодая семья. Хотя может и не молодая, не мне судить. Девочка моего возраста, с волосами цвета солнца, вместе с родителями уже заносили чемоданы и сумки в новый дом. А я, чтобы быть примерным соседом пошёл готовить печенье для новых ближних жителей. Я уже шел к их дому, как вдруг увидел как та самая девочка подходит к груше, которая растет под окном ее комнаты. Она привязала ленту к ветке и поспешила уйти назад. Я в то время стоял и просто наблюдал за ней, пока она меня не заметила.

- «Кто ты такой и что ты делаешь у моего дома?» - немного испуганно и нервно спросила девочка.

- «Я ваш новый сосед, можешь звать меня Чарли» -спокойным тоном ответил я.

- «Чарли, так что ты здесь делаешь?»

- «Я принес печенье» -я ласково ей улыбнулся, на что она ответила:

- «Если я тебе нравлюсь, ты мог придумать лучший способ завоевать моё сердце»

Я был не готов к такому ответу, но молча отдал ей пакетик. Затем мои ощущения всё-таки пробили меня на любопытство и я спросил:

- «А зачем ты привязала ленту к дереву?»

- «Тебе это знать необязательно» ответила девочка и быстро побежала к двери дома. Я быстро схватил ее за запястье и успел только спросить:

- «Можно узнать твое имя?»

Она быстро вырвала свою руку из моей хватки, забрала пакетик с печеньем и только крикнула:

«Элиза» - засмеялась и побежала прочь.

Я запомнил эту встречу на всю жизнь.

Часть 2


Моей привычкой к тому времени было гулять ночью. Я обожал ночь. Это именно то время, когда ты можешь делать всё, чего желает твое сердце и никто не скажет тебе, что ты не прав, ведь всё просто-никто не видит тебя. Тем более в нашей деревне. Никто ночью не ходит, все люди в это время отдыхают, потому что в течение дня кроме хозяйства ничего не поделаешь. И я как обычно вышел на улицу. Я был достаточно тепло одет для лета, так ночи тогда были холодными. Я проходил мимо дома новых соседей и заметил то же окно в комнате девочки, с волосами солнца. Света не было, но окно было открыто настежь. Я подошел ближе и увидел милое лицо Элизы. Его отовсюду озарила луна, которая в то время была полной. Девушка сияла так по-ангельски чисто. Каждый миллиметр на её щеках был усыпан утренней росой. И наконец я понял, что это был за блеск: ее ярко сияющие глаза были совершенно заплаканные, щеки пылали румянцем, а взгляд ее блуждал от старой груши и по самое мерцание в тёплый омут луны. Честно говоря, в тот момент я и сам чуть не расплакался. Я вглядывался в её взгляд так же, как её блистящие зрачки всматривались в глубокую даль, прямо туда… На луну. Мне было так больно тогда. Я давно не видел таких слез, возможно я всю жизнь ждал человека, который чувствует то же, что я давно мог почувствовать. {После смерти отца, я не знал, как жить. Да, вы подумаете- «Тебе же было всего 5 лет, невозможно все запомнить». На самом деле это не так. Тогда я очень переживал и плакал навзрыд неделю подряд, с перерывами на сон и приемы лекарств и пищи. Никто не знал, кроме мамы. После той злополучной недели я на всю свою жизнь забыл, что значит плакать. Однажды моя собака попала под машину, но я даже слезинки из себя выдавить не смог, это не могло сравниться с потерей отца.} Было что-то в её взгляде, что наполняло меня чувствами. Мне было спокойно, и я подошел еще ближе и стал прямо напротив ее лица. Она молчала и просто смотрела на меня, а из глаз капала и сама утренняя роса. Я тоже молчал, но не мог просто стоять и смотреть в ее голубые глаза. Я протянул руки и, взяв ее за плечи, притянул к себе поближе. Я просто обнял ее, я не знал причин ее слез, но это первое, что пришло мне в голову. Я смотрел как она рыдает, а она продолжала плакать в мой теплый свитер.

Часть 3


Мы сидели на пороге ее дома, а точнее на лестнице. Над нами был небольшой навес, но нам этого хватило чтобы закрыться от дождя, который начал неожиданно лить. Поскольку ступеньки были выложены плиткой, я снял свитер и постелил его на лестнице. Наши лица прекрасно отражались на мокром кафеле, я мог видеть её светлые волосы и тонкие хрупкие пальцы рук – это очень будоражило меня и моё сознание. Я остался в рубашке, она тоже была легко одета. Не успела она ничего сказать, как я заставил ее зайти в дом и принести себе хоть какую-то куртку. Но к моему удивлению она принесла большой плед, села на мой свитер и накинула на меня и на себя это одеяльце. Мне довелось наблюдать как она - маленькая, как хрустальная девочка, достала сигареты. Это было самое удивительное, что я видел в жизни.

- «Будешь?» - спросила она тихим голосом.

- «Нет, не курю, ты тоже завязывай» - ответил я на её предложение.

И она затянулась раз, потом еще раз, «она как - будто уже всю жизнь курит» -пронеслось у меня в мыслях.

Я не сводил с неё глаз. Мы будто были знакомы всю жизнь, хотя я никогда не представлял, что существует такой человек, как она. Её глаза ... Никогда, за всю свою жизнь я никогда не видел более глубоких глаз чем у нее. Я так и продолжил пялиться на нее, если бы не ее вопрос:

- «Зачем ты ... зачем ты обнял меня?»

Я поднял голову вверх и просто ответил:

- «Мне так захотелось»

Я сам удивился почему я так ответил, но я не сводил глаз с неба.

- «Ты... плакала. Что-то случилось? » - мой вопрос было несколько тревожным.

- «Сон…Плохой приснился»

- «Настолько плохой, что ты была вся в слезах?»

- «Угу ...»

Это была самая короткая беседа в моей жизни. После этого мы так и сидели дальше. Время от времени я наблюдал за её глазами. Но как-то от такого спокойного чувства тепла я и уснул.

Я проснулся от холода. Элизы не было рядом, и я начал испуганно оглядываться, чтобы найти ее. Я выбежал со двора и оторопел. У ее двора было много луж. И Элиза сидела в одной из них, в прямом смысле. Она сидела так с закрытыми глазами и ...Спала? Я подбежал и начал ее будить. Понял, что на это нет времени, потому что она была холодной, как дождевая вода. Я отнес ее под крышу, нельзя было заходить в дом, иначе родители будут волноваться.

«Так… тише, спокойно, она просто спит. Элиза, проснись пожалуйста! Я был неправ, надо было смотреть за ней!» - я кричал себе это, хоть и было бессмысленно себя успокаивать.

Я легонько ударял её по щекам и пытался разбудить, хоть как-то привести ее в чувство, и наконец ее глаза открылись, и она вдохнула воздух. Я так испугался, что был не уверен, что это не сон. Я успокоился, когда она сказала, что это просто был лунатизм. Она очень замерзла, но укрывшись пледом, она снова уснула, и ее кожа уже не была такой холодной. Я вроде как продолжал с ней говорить, прикасался к её рукам, проверял её каждые 5 минут.

Моё сознание как проснулась от сна, и я понял, что Элиза спит сидя. Она буквально сидела и спала. Тогда уже было четыре часа утра. Я просто улыбнулся, приобнял её и осторожно положил к себе на колени. Я снял плед с наших плеч и укрыл ее. Свитер был достаточно длинный поэтому она спокойно улеглась и спала до утра.

Часть 4

- «Боже какие они милые, может так и оставим их?» (женский голос)

- «А они не заболеют? Точнее, не заболеет ли, парень? Видела, как он ее закутал, а сам в тонкой рубашке остался?» (мужской голос)

- «И действительно, какой молодец, надо будет угостить его чаем потом» (женский голос)

Я медленно проснулся и вдруг увидел, как перед нами стоят родители Элизы. Сначала я шёпотом извинился за то, что я их потревожил, но они лишь улыбались и благодарили меня. Я давно не видел таких счастливых лиц. Их глаза сияли от радости, но я все еще не понимал, почему они такие радостные. Элиза все еще спокойно спала, поэтому я не стал её будить.

Пока она спала, пришла моя мама. Она обычно рано уходит на работу, поэтому утром я её редко вижу. Но она похоже проходила мимо и решила поздороваться с соседями.

Увидев меня, она улыбнулась, поздоровалась и сказала, что завтрак в холодильнике, поцеловала меня и направилась на работу. Я, похоже один не понимал, что происходит и продолжал сидеть пока кое-то не открыл глазки. Я опустил свой взгляд на её лицо, и её глаза забегали по разным местам двора. Она быстро поднялась и спросила:

- «Как…Как я здесь оказалась? Я что уснула? »

- «Эй... эй...спокойно. Ты просто уснула. Ничего же не случилось, не пугайся так»

Она продолжала блуждать взглядом по небу, по мне, и так же тяжело дышала, как проснулась от кошмара. Я просто молча гладил ее по голове и проговаривал слово «Тише ...»

Когда она окончательно успокоилась, она поднялась и коснулась своего лица, проверяя, всё ли оно на месте. Я все еще сидел и смотрел на нее милым взглядом, искренне не понимая почему все так счастливы. И вдруг она заплакала и обняла меня так сильно, как никто раньше.

Часть 5


Элиза все еще была очень испуганной, и, хотя я не понимал, что происходит, мне было больно на неё смотреть. Мы поспешили в её комнату, она легла в постель и попросила посидеть с ней. Я сидел так около получаса и держал её за руку. Её рука была очень тёплой, хоть и взгяд оставался пустым и даже слегка прохладным. Я был очень удивлен её просьбе, но отказаться не мог. Она уже дремала, поэтому я отпустил ее руку и уже собирался уходить, но она схватила меня за запястье и жалобно смотрела прямо мне в душу. Я остался еще ненадолго, и когда она наконец уснула, я решил поговорить с родителями Элизы.

Мы сидели на кухне. Они просто молча смотрели на меня и не сводили взгляд с моих рук. Все-таки я решил начать разговор.

- «Все хорошо? Почему вы так обрадовались? Я думал, что вы будете ругать нас, когда увидите, но вы даже слова плохого не сказали»

Мама Элизы спокойно ответила:

- «Ты особенный мальчик, наконец мы нашли тебя. Было очень тяжело, но хвала небесам, всё обошлось»

- «Я..Я не понимаю. Что обошлось? Могло что-то произойти? »

- «Нет, все хорошо» - несколько нервно ответила мама Элизы. «Может ты хочешь чаю? Вы, наверное, замерзли там сидеть»

- «Да, не откажусь, холодновато» -усмихнено ответил я.

И мама Элизы налила мне чай. Маленькие облачка пара слегка обжигали губы, но мне очень хотелось пить, поэтому я не капризничал.

Маму Элизы зовут София, что в переводе с древнегреческого означает «умный, мудрый». Отца Элизы зовут Гордон, такое имя потому что ее отец родом из Англии, хотя говорит на русском, как я потом узнал. Я был рад познакомиться с родителями Элизы. От них шла такая же энергетика, как и от их чада. Они очень добрые и гостеприимные.

Родители Элизы смотрели на мои руки, вглядываясь в детали. У меня на обеих руках татуировки. На одном запястье-бабочка, на другом-ловец снов.

- «Так вот почему ...» тихо сказала София.

- «Я знал, что это не просто так ....» - также добавил Гордон.

- «Если хотите у меня что-то спросить, то я с радостью вам отвечу» сказал я

- «Откуда у тебя эти татуировки?» - уверенно спросила мама Элизы.

- «О ... эти татуировки? В прошлом году мне приснился сон. Там был мой папа, и он очень просил, чтобы через сутки я на левом запястье набил бабочки. И как раз через сутки у меня был день рождения. Я выполнил его просьбу, хотя мама была против. Затем на следующий день снова сон, но на этот раз он просил на правом запястье набить ловец снов. И это было эмоционально. Мой сон был как настоящий. Я видел все своими глазами, поэтому не стал откладывать и набил его. Поэтому у меня уже год эти татуировки. На самом деле, до сих снов, мне никогда ничего не снилось, то есть это были мои первые сны, которые я запомнил. Когда я засыпал, мне на самом деле было очень трудно. Сон все никак не шел, и я мог бродить до 5 утра, а потом отключиться. Это стало привычкой поэтому теперь я часто брожу ночью. Но после того, как я набил эти татуировки, я могу нормально спать и мне снятся самом деле очень яркие сны. »

- «Я так и знал.» - отметил Гордон.

- «Вы что-то знаете?»

- «Нет-нет, не обращай внимания» -так же взволнованно ответил Гордон.

Часть 6


Наверное, чтобы перевести тему, София попросила пойти заглянуть к Элизе, что я, собственно, и сделал. Войдя в мрачную комнатку, я обнаружил отсутствие девушки. Я звал её, первые секунды никто не отзывался на мой зов. Позже, я услышал тихий плач. Этот вопящий звук доносился из гардеробной. Эти руки…. Во мраке я увидел скрученные, сжатые на согнутых коленях руки. Это был будто кадр из ужастика. Мне не приходилось ранее видеть такое. Я запаниковал и не знал, как себя вести. Девочка плакала, что было до ужаса больно слышать. Будто меня пронизывали иголки, пропитаны кислотой. Её колотило так, что было страшно до неё дотрагиваться. Кое как я перенес бедняжку на кровать. Она всё так же дёргалась и истошно хныкала. Вдруг в комнату ворвался отец… Дальше всё как в тумане. Какой-то шприц с прозрачной жидкостью. У меня закружилась голова и я свалился на кровать вместе с Элизой.

Часть 7


В моё сознание излился звук разговора. Это были родители. Я резко поднялся, и понял что держу за руку девушку. Она спокойно спала и на ней не было ни капли того ужаса, что был вчера. Она даже слегка ухмылялась. Возле кровати стояла тумбочка, на которой я увидел два стакана воды и мятную конфетку. Я почувствовал тепло, что разлилось по телу. Можно было сказать, я был дома.

Я вспомнил как папа в детстве так же оставлял на моей кровати конфетку, оставлял записку, о том что он скучает, но прямо сейчас занят. Его трудная работа сказывалась на его свободном времени, поэтому я понимал всё, хоть и был помладше.

Я спустил одеяло и слез с кровати. Мы с родителями Элизы пошли вниз, у меня было к ним слишком много вопросов. Я был напуган, но мне надо было со всем разобраться.

«Давно у неё так?»

«С 5 лет мы начали замечать что, что-то не так. Она была очень активной, когда другие дети в это время спали. Она плакала очень часто, но мы думали что это нормально, её режим пока не сформировался и мы не могли угадать, когда она снова заплачет. С этого всё и началось. Крики, кошмары, бессонные ночи. Прошло 2 года, но ничего не изменилось. У неё были нервные срывы, которые никто не мог объяснить. В больнице нам сказали, что таких детей в дурку бы сдать, и больше ничего не поможет. Элиза жила на таблетках и шприцах. (у Чарли выступили слёзы) Моя бедная девочка, она так страдает, а я ничем не могу ей помочь.

Я думала что всё кончено. Что нам придется жить так всегда, пока кто-то из нас не умрёт. Но потом мы встретили твоего отца. Он был величайшим психологом, его знали тогда все. Он приехал в город и оказался в компании Гордона. Мы всё ему рассказали, и он объяснил, что проблему можно решить когда исполнится 16. Набить татуировку. Он рассказал, что у его сына такая же вада, и он ждёт момента его взросления, чтобы набить ему татуировку»

«Но он не дождался»- мой голос дрожал, но я верил всему мне говорила София.

«К сожалению…., но мы решили, что ждать слишком долго, поэтому продолжали жить как есть, но я безумно жалею о том что натворила. Нельзя было отказываться, это всё-таки жизнь моей дочери, и это я- её мать испортила эту маленькую, чистую жизнь.»

«Вы ещё ничего не испортили, прекратите винить себя. Да, это ваша дочь, но вы тоже не железная, вы – человек. Вы – живая! У вас тоже есть нервы и терпение, и когда-то им приходит конец, но на этом нельзя останавливать свой путь, вы должны бороться за всё это сами.» - я сказал это на одном дыхании, и глядя прямо в глаза Софии. Я видел всю её боль и отчаяние, это была слабость матери перед судьбой своей дочки. Она очень любит её и это заметно, я видел в ней свою маму. Она так же наблюдала за моими попытками уснуть. Смотрела на мои слёзы, на мою боль. Пыталась заглушить её колыбельными и успокаивающими днями чтения книг. Люблю свою маму так сильно…

София смотрела мне в глаза с надеждой, но слёзы продолжали капать сами по себе. Она мысленно наперёд благодарила меня, за ту моральную помощь, которую я оказал ей.

«Я помогу вам справится с этой болезненной проблемой. А вы- не вините себя, а лучше давайте устроим для Элизы небольшой отпуск. Я буду спать рядом с ней…каждую ночь…сколько это будет нужно, главное чтобы она могла нормально высыпаться.. и да, выкиньте все шприцы со снотворным, я не могу больше видеть их в этом доме. Не поймите неправильно, я забочусь о вас, но…»

«Я понимаю, я сделаю всё что понадобится. Всегда говори мне если у тебя появятся вопросы или просьбы.»- она ответила не моргая, с улыбкой на лице. Я увидел в ней маленькую искру надежды. У Элизы хорошие родители, они стараются как могут и это не останется незамеченным.

Я обнял Софию. В ней было тепло мамы. Я искренне верю, что у нас всё получится.

Часть 8

Забегая в наш дом со словами «Мам, мы переезжаем!» я искренне напугал маму, но она спрашивала, не будет ли её присутствие утяжелять новых соседей и точно ли ей нужно со мной.

«Мама, я надеюсь ты понимаешь, что ты осталась у меня одна и я не позволю тебе быть одинокой в этом, и так пустом, доме. Меня съедают эти мысли, ты должна быть со мной что бы не случилось!»- я смотрел на неё глазами щенка, мама лишь прикрыла глаза и быстро-быстро кивала на мои нравоучения, ха-ха, это в её стиле.

«Хорошо сынок, тогда давай соберем побольше вещей!» - мы вместе смеялись так впервые после смерти отца, я был так счастлив, что чуть не упал на месте.

«Хорошо мам, я пойду собираться))» - я с улыбкой побежал вытаскивать всё из шкафа.

Мы собрались и вышли, посмотрев на наш домик ещё раз. Столько лет и столько воспоминаний мы пережили тут. Пора прощаться)

Часть 9


Нас хорошо приняли в новом месте. Родители Элизы улыбались как никогда счастливо, только сама Элиза слегка не понимала, что происходит и всячески пыталась избежать общения со мной. Но как-то под конец дня мне удалось поймать Лиз в её же комнате. Я тихонько пробрался и сел на кровать, она спокойно и сосредоточено что-то печатала. Её глаза бегали к разным иконкам на экране, она могла быстро запечатлеть информацию зрением и переключить внимание сразу же на что-то другое. Это выглядело очень круто, я буквально наслаждался этим зрелищем, пока она не обратила на меня внимание:

«Почему ты уже полчаса пялишься на меня? Ты настолько во мне заинтересован?»

«Я…ну…просто ты делаешь всё это так быстро и точно, что можно любоваться вечность»

«То есть, всё-таки я тебе нравлюсь?»

«Возможно. Кто знает?)» -я немного успокоился, так как до этого у меня слегка подрагивали руки. Я боялся, что она не рада моей компании.

«Родители уже рассказали тебе, не так ли?» - это прозвучало уже нервно и резко.

«Да, я всё знаю, но пока это не совсем меняет ситуацию. Ты должна понимать, что я попрошу тебя делать иногда странные вещи, но ты должна соглашаться и следовать моим словам, хорошо?»

«Хорошо, я буду делать всё, пока это не запрещено законом»

Мы вместе улыбались друг другу, и мы уже немного расслаблялись.

Часть 10


Это моя первая ночь в этом доме, не считая одной ночки на улице. Я немного нервничал и всё же я был решителен остаться здесь. Мне было жуть как неловко, у меня даже начали потеть ладони, но я не сдавался. Мы лежали рядом, Элиза очень быстро уснула, и я понимал почему. Она так давно не может выспаться… «чёртова болезнь» -пронеслось у меня в мыслях. Я пытался улечься на прохладной подушке.

Мне было тепло, но так неловко. Я повернулся и продолжил смотреть на лицо Элизы, её ресницы блестели на свете луны, переливаясь то голубым то серым светом. Я смотрел на это и видел сияние звёзд. Мне жутко захотелось спать, и я уснул в тот же момент как подумал об этом.

Я проснулся где-то под 6 утра… Мой сон… Это был отец. Сон был очень насыщенный, будто не сон а видение из прошлого. Я видел всё своими глазами, неужели отец посылает мне видения?

Эта был день из моего детства. Отец как ни в чём не бывало вёл меня за руку. Мы шли в старую библиотеку, она очень близко к нашему дому, но тогда я шёл туда впервые. Как только мы вошли я почувствовал запах старых книг и старых писем. Я бродил в главном зале и рассматривал старые маленькие зеркальца. Они были размещены по всему залу в маленьких оправах. Посчитав это интересным, я спросил отца что это и зачем тут поставлено.

«Ох сынок, видишь большую каменную плиту посередине? Это тайна библиотеки. Там кое-что спрятано, но, чтобы достать- нужно разгадать эту тайну. Надеюсь когда-то ты разгадаешь эту загадку и сможешь помогать людям так же как и я»

Я вспомнил этот день, я начал быстро собираться и выходить. Надо было срочно пойти в библиотеку.

Я накинул куртку, взял фонарик и побежал. Утро было ранним и холодным, но я не останавливаясь бежал вперёд. Я не бегал так быстро с 10 класса, но вроде как форму не потерял. Прибыв на место, я пытался попасть внутрь, но дверь была закрыта и тогда я влез в окно. Включив фонарик, я зашёл в главный зал. С первого раза увидев зеркальца я подбежал к ним. Этот сон не просто так же приснился мне, верно? Это был важный знак, я надеялся, что так и есть. Всё было в паутине. Эти огромные каменные колонны возвышались передо мной. На входе висела табличка «Посторонним не входить! Опасно», но мне было плевать, я думал про чужую маленькую жизнь, а не про свою. Как я увидел позже, под каждым зеркальцем была плита из глины. Надпись на всех гласила: «To mystikó diatireítai skoteinó. Allá to skotádi den ypókeitai stous anthrópous». Я не знал какой это язык, а тем более не знал перевод, но мои намерения узнать, что это значит, были выше всего на тот момент существующего.

Вдруг я моментально, как по рефлексу присел. Я почувствовал, что тут есть кто-то. Ещё был слышен то ли шум, то ли шорох с картотечной комнаты. Охранники сторожили это здание только раз в три дня, поэтому сегодня их быть не должно, но кто тогда там шуршит?

Я присел за старой разваленной тумбочкой. Я быстро и прерывисто дышал, то ли от страха, то ли от холода. Мне было неспокойно, я даже подумал, не может ли у меня быть паническая атака. Я понимал, что меня видно. Эта маленькая тумбочка не могла скрыть мой облик от глаз кого-то или чего-то находящегося тут. У меня не было ни времени, ни смелости перебежать и скрыться в другом месте. Поэтому я просто тихо сидел и размышлял, что мне сказать родителям, как мне снять обвинения и что чёрт возьми значит та надпись. Пока я дрожал от ужаса, возле меня был слышен звук медленных, но верных шагов. У меня ещё сильнее начали трястись руки и колени, но я не хотел сдаваться охране просто так, поэтому молился. Хах, а что мне ещё оставалось делать как не это?

Во время очередного «Отче наш…» я почувствовал как чья-то теплая рука касается моего дрожащего плеча. Я ощутил это тепло, эту энергетику… Это была Элиза

-«Господи Элиза, ты меня так напугала! Я тут молюсь уже, могла бы хоть предупредить…»

-«У меня к тебе более волнующий вопрос! Что ты тут забыл? Почему не в кровати? Я не могу спать, пока ты не со мной, идиот!»

-«Ох, я совсем забыл об этом….»

Повисла неловкая тишина. Молчать было некогда, поэтому я объяснил что произошло.

-«Теперь когда ты здесь, мне нужна твоя помощь. Ты не знаешь что это за язык?»-я неловко ткнул пальцем на одну из глиняных плит.

-«Хм…дай подумать. Это же грецкий язык, я видела такое в одной видеоигре. У тебя есть словарь?»

-«Ха, конечно, всегда с собой ношу. По-твоему откуда у меня докторская степень магистра-профессора, он всегда при мне»-мой взгляд и интонация говорили очень смешно и саркастично.

-«Дурачина, мы же в библиотеке. Мог не так сильно умничать и не говорить таких ярких словосочетаний, просто возьми свои наглые ручонки и фонарь, и поищи уже этот чёртов словарь!»-она была слегка зла на моё поведение, но я лишь мило улыбался на её эмоции и выражение лица.

Я молча встал и ушёл искать, она не стала смотреть мне вслед, а просто взяла фонарь и пошла со мной. Она быстренько добежала ко мне и схватила за руку.

-«Эй, я не просила оставлять меня одну в тёмной библиотечной зале. Лучше держись поближе»- на этот раз она вела себя даже чуть мило. Я продолжал ей улыбаться, я так и знал что она пойдет за мной.

Часть 11

Мы поспешно искали нужный ряд огромных полок, но это было безуспешно.

-«Давай так. Ты идёшь слева направо от начала этой полки, а я с конца справа налево. Так быстрее найдём. Только ты бери фонарь, я могу подсветить телефоном»

-«Хм, ты не такой глупый как я считала раньше, извини за то что мысленно обзывала тебя тупым»))))-она продолжала улыбаться с закрытыми глазками.

-«Что-ж, тогда я приму твои извинения. Давай искать словарь, скоро начнёт смеркаться».

-«Хыхы, хорошо-хорошо»

Мы стали как договорились и медленно двигались к центру полки, продолжая при этом искать словарь. И вот ближе к середине я начал замечать разные переводы. «Вот и он…» -моя рука потянулась к нужному словарю и вдруг рука Элизы столкнулась с моей. От неожиданности я сжал её ладонь своими пальцами. Мы стояли так секунд 20, стоя друг напротив друга в кромешной тьме. Где-то внизу болтался фонарь в другой руке Элизы. Я увидел, как она напряглась, у неё даже губы были поджаты. Я пришёл в себя и отпустил её. Немного прокашлялся и указал, что нужно идти переводить раз мы уже нашли книгу. И мы с некой неловкостью вернулись в главный зал.

Часть 12

«Секрет сохранён тьмой. Но тьма неподвластна людям» - мы прошептали это одновременно, а дальше была лишь тишина. Я только слышал, как Элиза дышит, и постепенно начал догадываться, как разгадать эту тайну.

- «Элиза, дай мне фонарик пожалуйста»

Она, недолго думая, протянула мне фонарик, и я прошел к одному из зеркал, но не слишком близко.

Я пустил один блик, он отразился на второе зеркало и так случилось по кругу. Мы с восхищением смотрели на это зрелище. Немного физики и законов отражения света, а так выглядит будто магия.

Последнее зеркало отразило луч на пол, в точку прямо посередине зала. Мы метнулись туда и увидели на полу ещё одну плиту, она была без символов и надписей, но на неё указывал луч. Мы вместе подняли её и убрали с дороги. Небольшое углубление хранило в себе книгу. Она была на нашем языке, поэтому мы начали сообща читать, чтобы вдруг не упустить чего-то важного. Книга была старой, она о снах, психологии, человеческих жизнях и прочей философии. Читать было очень увлекательно, и наконец мы прочли последнюю нужную нам страницу. Мы вчитывались в каждое слово и букву…из моих уст донеслась фраза из книги… «если вы столкнулись с этой вадой, или жизнь ваших близких в опасности из-за вечной бессонницы, ни в коем случае нельзя ждать. Правильные татуировки, набитые в восемнадцатилетие и шестнадцатилетие спасут от этого зла раз и навсегда. Главное не дождаться момента, когда будет слишком поздно.»

Часть 13


Мы сидели молча после моего прочтения, я пока не смотрел на Элизу, а продолжал глядеть на последнюю страницу…глаза слезились, губы дрожали, пальцы тряслись. Вдруг слеза капнула на соседнюю страничку… но она не была моей. Я всё-таки повернул голову чтобы посмотреть на неё…на ту маленькую жизнь, что сидела рядом со мной. Её голова медленно падала вниз, слёз было всё больше…они стекали вниз по бледным щекам Элизы. Она медленно нагибалась и в конце всё же уткнулась личиком в моё тело. Она глубоко дышала, пытаясь успокоится, но у неё не получалось. Я прижал её крепче к себе. Мои тонкие пальцы не могли захватить и удержать ту крохотную душу, что билась внутри этой девочки, но я мог перенять частичку боли и вытянуть её из Элизы. До 18-тилетия надо было подождать полгода, это время кажется такой мелочью и одновременно такой протяжностью, что мы не знали радоваться или грустить. Но я знал одно, я не оставлю её в такое тяжелое время. Я сделаю всё, чтобы она чувствовала счастье.

Мы возвращались из библиотеки, время близилось к 9 утра, а нас всё не было. Я вёл Элизу под руку. Она была очень сонной и было видно, что она хочет уже упасть на кровать и спокойненько уснуть. Мы ещё и были голодными, потому спешили как могли. Мы почти всю ночь провели в той старой библиотеке приходя в себя. В компании с Элизой мне было намного спокойнее чем одному. Мы с ней очень сблизились, я боялся потерять то счастье, которое обрёл найдя её.

Мы заходили в дом очень тихо, так как думали что все пока ещё спят. Все родители собрались за столом и смотрели на наше торжественное появление. Я чуть ли не нёс Элизу, пока она вцепилась в мои руки чтобы не упасть. У нас обоих дрожали руки и ноги, так что сразу зайдя в дом мы свалились на колени посреди комнаты. Мы и обнимались, и плакали, и смеялись. Мы столько вместе пережили, что я уже даже не удивлялся. Когда пришло время разговаривать, я взял эту миссию на себя.

Я рассказывал что произошло, это было похоже на сон. Сейчас я даже не вспомню, что тогда сказал, но нас всё равно отправили в комнату. К тому же, в одну. Элизе было трудно подняться с пола, поэтому я донёс её наверх на руках. Мы упали на кровать. Как только наши головы коснулись одной-единственной подушки, мы тут же уснули. Вдруг я услышал стук в дверь, это было спустя минут 15 моего сна. Я соскочил с кровати и пошел открыть. В комнату вошла моя мама. Она очень переживала, что мы голодные поэтому приготовила обед. Мама как всегда очень заботилась обо мне. Я благодарен за её существование.

Мне пришлось разбудить Элизу, чтобы накормить её супом. Она поднялась, но продолжала лежать в кровати. Оно и неудивительно, она была уставшей настолько, что я думал она грохнется в обморок ещё находясь у меня в руках. Я кормил её с ложечки, но потом она опять уснула и в этот раз надолго. Часов на 5 так точно. Но тогда я понимал, что она жила так всё оставшееся время, засыпая только от лекарств и уколов.

Часть 14


Наше лето проходило неплохо. Мы веселились, читали книги, слушали музыку в одних наушниках. Гуляли ночью, как только родители засыпали, а потом и сами спали, слушая пение сверчков.

Летние дни проходили очень быстро, так быстро что мы не успевали насладится ими сполна. И я думал, что всё будет замечательно, пока мы вместе. До одного дня…

Часть 15

Середина Июля(20.07)

Я проснулся от холода. Элиза, которая всегда просыпалась со мной, вдруг исчезла. Я пробежался по всему дому и понял, что в нём пусто. Я думал это сон, поэтому шлёпнул себя по щеке, но я не проснулся. Я выбежал на улицу и стал звать, кого можно, но в ответ лишь тишина.

Я вдруг обратил внимание на записку на холодильнике. Это был почерк Элизы.

Я побежал в конец улицы и повернул налево. Увидев это, было трудно поверить глазам. Эмоции били меня мелкими спазмами в животе, но я стоял и смотрел как будто мои ноги приросли к земле.

Часть 16


«Беги как можно скорее, я попытаюсь сделать всё возможное, но ты должен срочно бежать сюда. В конце улицы налево, быстрее прошу…» - Это столь короткое сообщение вызвало во мне бурю эмоций, но я подумал, что лучше послушать совет Элизы, и я побежал.

Всё вдруг замерцало. Огни, разноцветные шарики повсюду… Маленькая старая беседка из моего детства была украшена множеством ленточек, и конечно же улыбка Элизы…Я безумно хорошо запомнил её яркий сарафан с бабочками…

Она несла прекрасный торт… На нём было много свечей, прямо как слёз в моих глазах…

Я уже начал улыбаться, но слёзы не переставали течь рекой. Я пытался их остановить, втирая лицо длинными рукавами ночной рубашки, но не получалось. Я слишком счастлив.

Воспоминания Чарли

Часть 17


Однажды в начале июля мы с Элизой выбрались на очередную ночную прогулку. Мы долго ждали этого дня, поэтому с нетерпением выходили из дома.

Мы как обычно обсуждали любимых певцов и актёров. Мы хорошо на тот момент сдружились, поэтому нам было о чём поговорить, даже когда не о чём говорить.

Но вдруг Элиза улыбаясь спросила:

- «Чарли, когда ты родился?»

Я остановился и посмотрел под ноги. Моё настроение сменилось на более приторно-горькое, но я почти не показывал этого Элизе. И всё же…

«20 июля….» - мои пальцы сжались на футболке, одетой на мне.

-«Если не хочешь рассказывать, я не буду тебя принуждать. У всех есть свои тёмные бабочки…»

- «Тёмные…бабочки?»

- «Угу, я думаю твои скоро вылетят наружу. Прости если давлю на твою душу.»

- «Вообще, я могу рассказать, но только тебе и только если ты сохранишь это в тайне»

- «Я знаю, что такое секреты. Можешь довериться мне»

Часть 18


«Только закрываю глаза – представляю растерянный взгляд отца. Мне 4 года. Я был таким обычным, но таким отделённым от общества, мальчиком. Эти врачи, ужасные препараты, шприцы, успокоительные… Я помню весь этот кошмар. Я был слабым ребёнком, и чтобы как-то успокоить себя мне приходилось безумно много раз плакать. Отец терпел всё это, помогал мне пытаясь сделать меня счастливым. Я очень ценю это.

Папа любил ходить на рыбалку – а у нас в семье, куда он – туда и я. «Хрупкий мальчик ходит хвостиком за своим отцом», «боже как глупо! Он должен стать мужчиной, для заботы о матери!», «Как он может реветь, он же мальчик?!» - слова соседей и врачей часто казались мне бессмысленными. Хоть в 4 года я мало понимал, но отец говорил не слушать, о чём говорят все эти люди. Напротив, он говорил, что всё как раз наоборот.

- «Мужчины- не роботы. Они испытывают боль, радость, разочарование, счастье. Ты можешь плакать, если тебе хочется. И поверь мне, лучше выплеснуть боль поплакав чем избив какого-то человека, просто потому, что он попал тебе под руку.»

Он всегда это говорил, и мне становилось лучше. Я сосредоточился на рыбалке вместе с ним и забыл проблемы, которые мучили нас обоих.

Часть 19

Всё бы ничего, но… Как-то раз на одной из таких рыбалок случилось непредсказуемое. Я поймал свою первую рыбку. Она была маленькой, но я был неимоверно счастлив. Рыба была мелких размеров, так что отец велел отпустить её: «Когда она подрастёт, мы поймаем её ещё раз и тогда это уже будет не рыбка, а целая акула» - ха, на тот момент я и правда думал, что там вырастет акула. Когда я потянулся спустить рыбку с лодки, я неожиданно потерял равновесие. Я очень испугался и плюхнулся в водяную гладь. Мои дыхательные пути заливало водой, я терял воздух как последнюю ниточку жизни, как вдруг за мои руки кто-то сильно потянул. Отец вытащил меня из озера. Он не ругал меня, просто молча обнял и попросил быть осторожнее. Видно, что он был напуган, но при этом оставался сильным отцом.

С того дня я терпеть не мог воду. Меня трясло от умываний. Я боялся даже пить, но со временем это прошло. Целый год я спокойно высыпался благодаря музыке, записанной отцом. До одного дня…

Часть 20


Мой день рождения. Каждый год был особенным. Ещё с рассказов мамы я представляю, как было хорошо, когда приходило много гостей. Хоть это и было давно, но мои эмоции были такие же, как и в тот день. Я помнил всё до мелочей.

Мама.. Торт и та самая беседка на углу улицы. Много-много разноцветных шариков. Отца не было. Как я позже узнал, он ушёл на рыбалку. Он знал как я люблю приготовленную им запечённую рыбу. Жили мы не так богато как хотелось, поэтому рыба была моим любимым блюдом. Пока я рассказывал это, мой голос срывался на крик и иногда пропадал совсем. Время шло ближе к вечеру и я ждал отца. Бесконечно ждал. Но вместо него, прибежала маленькая девочка с волосами цвета солнца. Она умоляла помочь и кричала что-то вроде:

- «Прошу, помогите!!! Учитель упал в воду, он тонет...!»

Дальше я не помню ничего, кроме криков и плача той маленькой девочки… Я не мог уснуть ночью, не мог заставить себя есть или пить. У меня иногда не было сил встать с кровати, и я просто смотрел в потолок, пока мои мысли поглощали мой, ещё трезвый, разум.

Где-то через неделю я наконец вышел на улицу. Погода была дождливой и на земле было полно луж. Вдруг на горизонте показалась та самая маленькая девчушка. Она прыгала по лужам, пачкая свой сарафан с бабочками всё больше и больше, но ей было настолько весело, что она не замечала ничего плохого вокруг. И тогда она подошла ко мне, предложила поиграть с ней. Я согласился, и мы играли до самого вечера. Она даже научила меня делать бумажные кораблики. С ней моя боль поутихла. Она была моим лекарством. Мы целую следующую неделю прожили в играх и радости. Но потом она уехала… И как я потом понял, навсегда… Я безумно скучал, но потом и эта грусть прошла. Я рос сильным мальчиком. Помогал матери изо всех сил, старался учится. Был её примерным сыном и помощью. Этого мы всегда хотели с отцом.

Часть 21


(Июль, 20 число, наше время)

- «Ты вспомнил?» - глаза Элизы налились слезами, она смотрела на меня с грустью и надеждой.

Она была одета в прекрасный сарафан с голубыми бабочками. По моей коже пробежало миллион мурашек. Я в один момент вспомнил всё. Вспомнил тот сарафан… Как я нёс Элизу домой, боясь, что она заболеет, потому что напрыгалась в лужах и домой бежала босяком…. Вспомнил как мы обнимались возле старого дерева… Как кружились вместе, взявшись за руки... Я вспомнил всё. Мои щеки уже были полностью влажными, и я не мог перестать рыдать. Когда я впервые увидел Элизу на своём дне рождения с её волос капала вода. Её маленькие белые носочки вместе с кроссовками были насквозь мокрые. Она в свои 4 года пыталась спасти…своего врача-психиатра...моего папу. Но она, будучи такой маленькой конечно же не умела плавать. Нырнув под воду один раз, она испугалась и решила не рисковать, а позвать взрослых…Моё солнышко…

Часть 22


Я продолжал изливать слёзы, крепко обнимая талию Элизы… Она мило улыбалась и гладила мои волосы, пока я не мог успокоиться. Родители смотрели на нас и улыбались, но молча, чтобы не нарушить нахлынувшие чувства. После этого всего я понял сколько Элиза вынесла на себе груза. Она была той, кто спас меня.

Часть 23


Мы отлично провели праздник, мы танцевали и пели караоке. Кажется, нас слышала вся деревня. Коли пришло время торта, я загадал чтобы наши семьи никогда не разделились и всегда были вместе.

После праздника родители ушли домой, поэтому мы собрали вещи и провели их. Но наш вечер только начинался. Мы с Элизой жили больше ночной жизнью, но родители были не против и знали, что это наша жизнь так что мы даже не спрашивали у них разрешения. Они всё знали и были только рады. Наконец-то их дети счастливы.

Элиза провела меня глубже в лес, и я увидел скутер, что стоял возле одного из деревьев. Она очень женственно подала знак рукой, приглашая сесть. Я понял, что она будет моим водителем и компасом, так как я не догадывался куда Элиза повезёт меня.

Часть 24


Я держался за её маленькую талию, упёршись лбом в её плечо. Я уже почти уснул, но уже скоро мы были на месте. Начал прорисовываться вид, и я понял где мы. Мои уголки губ слегка опустились, а лицо помрачнело. Это было озеро. То самое озеро, где… На этом мои мысли прервались. Я ласково смотрел как Элиза расстилает такой знакомый мне плед. Мы уселись и спокойно сидели, наслаждаясь компанией друг друга. Никто не мог осмелится начать разговор, но вдруг я слышу:

- «Мы так и будем молчать?» - она сказала это не ожидая ничего в ответ.

Я сгоряча приблизился к ней и быстро поцеловал. Я боялся какой-то её реакции, поэтому даже сам не понял, что произошло. Я сидел с широко открытыми глазами и раскрытыми губами. Я не знал что она скажет, но пристально смотрел на неё.

Она заулыбалась и тоже поцеловала меня. Мы смеялись как дети, но зато обоим было понятно, что наши чувства взаимны.

- «Эй, почему ты засмеялся?))» - она села ровно и спросила в лоб

- «Ты ведь тоже засмеялась»

Она легонько била меня по плечам, от чего я смеялся ещё сильнее. Тогда она повалила меня на землю. Мы задержались так секунд на 10, после чего Элиза не выдержала и начала меня щекотать. Я заливался смехом так, что было слышно на тот берег озера, но девушке было всё равно.

- «Перестань, хватит, неетт!» - мне не хватало дыхания, чтобы смеяться дальше поэтому я просто поменял позицию и внезапно это сработало – я оказался сверху. Теперь уже я держал её руки, а она делая вид что не понимает, корчила рожицы и смеялась.

- «Я тоже люблю тебя, глупая)» - я уже не скрывал своё волнение, а просто смотрел ей в глаза. Мне нечего боятся, пока она в безопасности. Я люблю её и больше не буду ждать.

- «Что?....Что ты сказал?»

- «Сказал, что люблю тебя. А ещё, что ты глупая»

- «Это я глупая?! Ах ты малявка!» - она протянула руки вверх и начала щекотать мою грудь, от чего я почти упал на неё.

Я удержался возле неё. У меня был маленький испуг и я смотрел прямо ей в душу.

Лёгким шепотом я произнес:

- «Я люблю тебя, глупая»- после слов наступила мимолётная тишина. Я выгнулся в низко планке и впился в миниатюрные губы Элизы. Руки напрягались, но я не отрывался от неё. Это ощущение не передать, пока сами не попробуете. Это как попробовать на вкус небо. Спокойно и легко, но так глубоко я тонул в этой любви.

Часть 25

Я проснулся от того, что кто-то гладил мои волосы. Это была она. Мы как-то уснули, но я не помнил когда. Мы смотрели друг на друга, укутаны пледом.

- «Пора идти домой, солнышко» - я начал неспешно вставать, на часах было 4 утра.

- «Да, и правда, мы засиделись» - на её лице была радость и искренность, я рад что она рядом со мной.

Назад байк вёл я. Элиза тихонечко спала, держась за меня. Приехав домой мы сразу завалились спать.

Часть 26

Прошло уже достаточно много времени. На страницах календаря середина августа. Ночь. Я шепотом читал книгу отца под одеялом и переводил тексты, которые остались от нашего похода в библиотеку. На одной из страниц было что-то вроде:

«В одной из грецких обсерваторий когда-то изучали Сомнологию. Эта наука о нарушениях сна и способах лечения этих вад. Считалось, что она тесно связана с другими галактиками и звёздным небом, так же было доказано про значимость символов и татуировок, которые влияют на человеческий организм и могут воздействовать на сознание человека»

О татуировках я узнал многое и не был удивлён, но когда я узнал о Греции и её обсерваториях меня правда это заинтересовало. Я был увлечён этой идеей до самого утра.

Утро. Маленькое сонное личико Элизы показалось из-под одеяла. Её сонный голос говорил сам за себя:

- «Что ты ночью так усердно читал?»

- «Переводил книгу отца» - я не обманул Элизу, но не рассказывал о обсерваториях, у меня были грандиозные планы.

- «Мм. Понятно. Там так вкусно пахнет, пойдём завтракать» - она лучезарно улыбалась, а я кивал головой.

В моей голове крутились мысли только о той книге. Надо было придумать план, но и в то же время нельзя чтобы об этом узнала Элиза. Это сложно, как по мне. Мы с Элизой проводим почти всё время вместе и будет наверняка трудно скрыть от неё что-то. Она читает людей как открытую книгу, а я в то же время никогда не могу узнать о чём Элизабет думает. Но нужно было сделать этот шаг.

Мы спокойно позавтракали и я начал размышлять как бы лучше подойти с этим разговором к родителям. На самом деле размышлять долго не пришлось. Раздался телефонный звонок. Это была подруга Элизы. Я почти её не знал, но мы за лето пару раз пересеклись. Так получилось, что мы гуляли вместе в одной компании. Я только знаю, что её зовут Розэлин и она учится здесь. Она частенько звонит Элизе и они сплетничают обо всём на свете.

Так вот, позвонила она с просьбой. Хотела позвать Элизу на ночёвку в другой конец деревни. Я подумал, что это хорошая идея и хорошая возможность. Она давно не видела свою подругу и погулять будет полезно. Но кое-что всё-таки вылетело у меня из головы…

Часть 27

«Пожалуйста, отпустите нас с Элизой в Грецию!» - я был очень позитивно настроен, поэтому не стал ходить вокруг, да около, сразу же приступив к делу.

Описать реакцию родителей невозможно. Все трое сидели как в ступоре. Но глаза были круглые как ёлочные игрушки (на самом деле это очень забавно). Они были обескуражены, и это можно было прочитать по их лицам. И конечно-же никто не догадывался о причине моего, такого резкого, выражения.

- «Простите за такое объявление, но мне надо было срочно с вами поговорить. Мне кажется я знаю, что может пододвинуть нас ближе к разгадке тайны лечения от этой Вечной бессонницы.»

Глаза всех троих родителей засияли очень ярко, и я понимал, что нас точно отпустят, но надо было выложить всю мою идею до конца.

- «Как мы все знаем у Элизы день рождения 31 августа, и как на зло это последний день для создания тату на её прекрасном теле. Я полностью готов посвятить ей весь этот день. Из-за моей безумной любви к ней я готов на любые жертвы, но я точно ей помогу» - я сам не заметил, как это произнёс, но через секунду мои уши сильно покраснели. Я как я понял щёки родителей тоже.

- «В общем я очень хочу помочь, поэтому каждый день и каждую ночь вычитываю книги, что нашёл в библиотеке, а также некоторые книги отца. И вот сегодня, часа в 3 утра я нашёл интересную информацию о Национальной обсерватории в Афинах. Там изучали нечто похожее и возможно мы узнаем полезную информацию и сделаем в Афинах татуировку, чтобы всё успеть. Мне правда хочется помочь, но без вас я не справлюсь с этим. Что вы скажете? Я приму любой ваш ответ»

София не стала долго думать, она просто спросила мнение Гордона и так же взяла за руки мою маму.

- «Я не думаю, что есть повод сомневаться в тебе, Чарли. Если бы не ты… Не знаю, что бы мы делали. Ты молодец, и мы будем до конца жизни благодарны тебе, если ты так серьёзно подходишь к этому и хочешь помочь. Ты спасаешь не только Элизу, но и нас.» - у Софии долго заплетался язык, и она понятия не имела что можно ещё сказать, но смысл не остался не тронутым. Родители согласны помочь мне. Спасибо им за это.

Мы посидели ещё немного, поговорили и обсудили план. Немного посмеялись и попили чай. Эта атмосфера очень сильно мне нравится. Наши семьи так сблизились, что я не представляю что было бы, если бы всё сложилось по-другому.

Часть 28


Было около трёх часов ночи. Я не помню, что мне снилось, но что-то заставило меня проснуться. Посидев на кровати около 5 секунд раздался телефонный звонок на прикроватной тумбочке. Номер Розэлины высвечивался на тусклом екране мобильника.

Резкий крик привёл меня в чувство.

- «Чарли это же ты?! У меня екстренная ситуация и я не знаю что делать!»

- «Что-то стряслось?! Давай говори, я уже собираюсь.»

- «А..а.. я не знаю. Элиза плачет и просит позвать себя! Она не перестаёт и не реагирует на меня! Я без понятия что с ней, но я так с ума сойду!»

- «Скажи ей, что я уже еду. Попытайся не давить на неё, и не говори её ничего кроме моего приезда. Ей нельзя нервничать!»

Я быстро схатил сумку и ключи. Моё сердце так сильно билось, что боль отдавала в лёгкие. Ноги тряслись. Элизе ведь нельзя спать На улице капал небольшой дождик, я пытался завести скутер быстро, но ключи выскальзывали из дрожащих рук, и я не мог спокойно уехать. Но с какой-то попытки у меня вышло и я поехал прямиком к дому Розы.

Часть 29


Несмотря на дальнюю дорогу я доехал очень быстро. Я даже не стучал, сразу же быстро забежал внутрь. Подруга Элизы сидела в кухне на стуле и пила чай.

- «Что происходит?? Почему ты здесь?! Где Элиза?» - вопросы так и роились стаей вокруг Розалин, я кричал срываясь, а она просто продолжала пить этот чёртов чай.

Я быстро подбежал к ней и схватил за края воротника розовой пижамы:

- «Быстро говори, где Элиза, иначе я за себя не ручаюсь!» - у меня дрожали руки, я очень боялся, что она что-то с ней сделала. Но вопреки всему я твёрдо стоял на земле. Меня ничто не остановит.

- «Да в ванной твоя Лиза… Я подумала, она там уснула, поэтому больше не лезла к ней. Она ревела как ненормальная, и что я должна была с этим делать? Я же просто напоить её хотела, да поиздеваться. Ничего такого…» - дальше я уже не слушал. Эта мерзкая дрянь не заслуживает нормального отношения. Мы верили ей, но она осталась всё такой же невыносимой и сидела, молча трепеща над вкусом чая.

Я не думая побежал в ванную. Везде на полу было мокро. Лужи леденяще-холодной воды дрожали при ходьбе по скользкому кафельному полу. Пройдя немного я увидел её. Моя девочка…По ключицы в воде. Она лежала в ванне и, казалось, спала. Но через секунду можно было услышать всхлипывания, сквозь громкие брызги. Она ревела, будто перед ней стояла сама Смерть. Я вытащил её из ванной и отнёс на диван в гостиную. Розы уже и след простыл.

Лёжа уже на диване она звала меня и просила вытащить её из воды.

- «Я здесь Элиза…Чарли сейчас рядом с тобой…» - по моим щекам уже начали течь прозрачные капельки. Я бил её по щекам и приводил в чувство минут 20. Так я ещё никогда не бился за чью-то жизнь. Она открыла глаза и начала откашливаться, как будто от утопления. Я помог ей подняться, гладил её по спине.

- «Элиза! Слава Богу ты в порядке.» - я не знал кого мне благодарить за это, но она пришла в себя. Я громко и со стоном выдохнул. Она жива…

Надо было дать ей хотя-бы 5 минут, чтобы она могла прийти в себя. Я пытался вытереть падающие со своих глаз капли, но во мне так сильно что-то болело…Я не мог представить, что будет так больно...и я отключился.

Часть 30

Я медленно пришел в себя, но как оказалось не один. Мрачные блёклые глаза Элизы смотрели на меня. Её голос плавно шептал что-то… но я не слушал, я просто потянулся к ней и обнял. Обнял так крепко, что ощутил всё тело Элизы целиком и полностью. Мы всё-ещё в этом ужасном доме. Надо быстрее уходить отсюда.

Часть 31

Было достаточно темно. Мы приехали где-то в 3 или 4 утра...не помню. Я отнёс Элизу в нашу комнату. Да, теперь я могу назвать её нашей. Надо было аккуратно уложить её и следить, чтобы она не просыпалась. Как я понял, ей нужно спать полный цикл ночи. Тогда всё будет хорошо.

Мы лежали в объятьях друг друга. Страх постепенно пропал. Было достаточно тихо и я мог слышать сбитое дыхание Элизы.

- «Эй…засыпай. Тебе нужно уснуть, постарайся успокоится» - я чуть сильнее прижал её к себе, вплетая пальцы в её светлые волосы.

- «Но я не могу уснуть…» - она шептала очень тихо, будто голос сорвала.

- «Ну же…будь смелее. У тебя всё получится. Можешь не бояться, я не дам монстрам тебя съесть» - я слегка улыбнулся, касаясь кончиками губ её лба.

- «Хаха… чего-чего, а монстров я не боюсь» - я почувствовал, как она обнимает меня крепче, но не подал виду. Она сможет пережить это, по крайней мере, я сделаю всё для этого.

Часть 32


Я резко проснулся от звонка телефона. Он играл где-то в сумке на полу… Я поднял трубку, это была Розэлин. Та, чей голос, я хотел услышать меньше всего в этом мире.

- «Что тебе нужно?» - я не отвечал грубо, просто в голову пришли странные мысли. Чем-то она мне не нравилась. Я стоял в коридоре возле дверей в ванную, рассматривая картины на стене.

- «Ооо, кто это у нас ответил. Я думала это Элиза - я буквально ощущал эту ухмылку в её голосе. В моих руках был телефон Элизы. – Эта девчонка сама виновата, зачем я вообще связалась с чокнутой». – мне было омерзительно слушать это дальше.

- «Либо ты заткнёшься, либо я приеду и лично закрою тебе твой грязный рот. Ты больше в жизни не посмеешь сказать хоть что-то в сторону Элизы. Надеюсь до тебя доходит с первого раза.» - я ощутил бешенную агрессию в сторону Розэлин. Я был в очень глубоко гневе, но не мог пока ничего сделать, кроме как отвечать ей с грубостью.

- «Ты мне нравишься, мальчик. Я всё-таки думала ты увидишь, что я выгляжу получше этой чокнутой. Думала, бросишь её как только увидишь меня, но как выяснилось ты не так прост. Тебе не жаль её? Бедняжка даже в школу ходить не может…что уж говорить о свиданиях с парнями!»

- «Так тебе всё- таки не дошло? Никто не смеет открывать свой рот против Элизы. И нет, мне вообще-то жаль тебя. Твои поступки такие же мерзкие как и ты. А сердце твоё - чёрствое, и вряд ли кто-то это исправит. Ты жалкая, твои мысли жалкие, твои действия жалкие.

Я думаю я сказал достаточно. А теперь прости, я спешу. Нужно поскорее заблокировать и удалить твой номер. Прощай» - я повесил трубку. Пытаясь отдышаться, я опирался о стену. Я не мог поверить, что этот человек мог раньше вызывать доверие. Во время звонка мой голос срывался на крик, и я надеялся, что никто этого не слышал.

Обернувшись, я заглянул в комнату, но обнаружив, что Элизы нигде нету во мне проснулась паника. Я не мог позвать её, но и не знал где она, пока не услышал шум внизу. Прямо возле ступенек у стены сидела Элиза, поджав колени. Я тут же побежал вниз.

- «Элиза? Почему ты не в кровати? ...Эй… солнышко?» - её лицо было опущено на колени, волосы аккуратно спадали по рукам. Она не отвечала, а только плакала. Я особо знал, как реагировать, поэтому просто обнял её и мы посидели так немного.

- «Может пойдём в кровать? Нельзя сидеть на холодном. Я боюсь, что ты можешь заболеть…»

- «Понеси меня…» - Элиза протянула руки вверх, как бы умоляя, смотрела прямо мне в глаза.

Я не отвечал ни слова. Просто подхватил её на руки и унёс в комнату. Хотелось уберечь её от всего зла в этом мире…

Часть 33

Тихо лежать в постели было очень приятно… Нет ничего вокруг, будто всё утихло и мы остались одни…

- «Элиза, скажи мне, почему ты плакала под лестницей? Было что-то, что расстроило тебя? - я волнительно сжимал пальцы рук, пытаясь додуматься сам… - Ты ведь слышала, что я сказал Розэлин, не так ли?»

- «Я слышала всё, до последнего слова. Ты очень пристально рассматривал фотки и я, видимо, была незаметной для твоего цепкого взгляда. Я пошла выпить воды на кухню и услышала твой резкий истеричный крик. Я прислушалась и услышала то, что не хотелось бы. Но всё в порядке. У меня ужасная подруга, правда? » - улыбаясь, Элиза продолжала как не в чём не бывало смотреть на меня.

- «То, что ты слышала…Это повергло тебя в шок?»

- «Совсем нет. Я просто не нашла другого способа выплеснуть эмоции. Я просто тихонько поплакала, чтобы мне полегчало» - она не грустила, она будто избавилась от каменной глыбы на плечах.

- « Я правда люблю тебя…»

- «Чшшш… Я знаю это» - она приложила палец к моим губам. Я поцеловал его, и она залилась пушистым, мягким и лучезарным смехом.

- «Спи уже… я хочу спать»

- «Пф… ты не мой муж, чтобы мне указывать» - она фыркнула на меня, от чего я сразу клацнул её по носу.

- «А кто же ещё, глупая»

- «Сам ты глупый»

На этом наш разговор закончился, так как мы оба уснули, забыв суть нашей речи.

Часть 34


Утреннее солнце пробивалось сквозь светлые волосы Элизы, падая на её личико. Я осторожно, не поднимая шума, прикрыл рукой лучи. Её ресницы уже не блестели от яркого сияния из окна, но зато я знал, что она поспит ещё 5 минуточек, пока моя рука не устанет.

На этот раз нам не снились кошмары. Я бы сказал наоборот: из-за тёплого разговора вчера, мои сны больше не мучали меня. Я проснулся в объятьях Элизы…Её руки лежали на мне, чуть подрагивая. Красные следы под глазами не давали забыть слёзы прошлой ночи. В моей голове крутилась грусть.

Почему? Ведь она сможет быть счастливой, сможет спать спокойно…Так почему же я грущу…?

Элиза больше не будет зависеть от меня. Она будет свободной. Сможет учиться там, где захочет. Со своими знаниями она сможет покорить мир. Сможет путешествовать в любые страны. Она будет жить лучше…без меня. Я не буду нужен ей. Она будет дремать и засыпать…спать и просыпаться… изо дня в день. Я не смогу угнаться за ней. За её мыслями. И что тогда делать? Нам с мамой придётся вернуться домой? Вдруг она забудет обо мне? Я пойму всё…но как мне жить без неё.

Эти странные мысли не исчезали, сколько бы я не просил их исчезнуть. Почему мне так больно от того, что ещё даже не случилось.

Часть 35


Было рискованно делать такое, но надо же было как-то всё устроить. Вынося спящую Элизу на руках, я и подумать не мог, что она обнимет меня. Причём очень крепко, к тому же прижимаясь к моей груди. У меня чуть ноги не отняло от такого. Я думал и колени подкосятся от этого. И всё же я донёс её. Мы вместе усадили её в машину и поехали. Доехали кстати без происшествий, Элиза спокойно проспала всю дорогу у меня на руках.

Мы пошли в аэропорт, я не стал будить это солнышко, а просто, как по привычке понёс её сам. Остановились мы у большого экрана, нам разрешили устроить небольшой праздник в аэропорту.

Наклонившись над Элизой, я прошептал

- «С днём рождения, дорогая…»

Её глаза задрожали, и она начала просыпаться и тогда я подал сигнал. Громкие аплодисменты людей было слышно везде. Под них вышли наши родные. В руках у них был тортик, и они напевали милую песенку ко дню рождения. Я вам говорю, Элиза чуть опять не заплакала, но я вовремя поцеловал её. Я отвел взгляд немного смущённо оглядываясь по сторонам, но к счастью все улыбались и мне полегчало. Элиза задула все свечки за раз, она правда была очень рада всему, что происходило здесь. И на этой счастливой ноте мы поднялись в самолёт.

Часть 36


Пока мы поднимались, Элиза держала меня за руку и боялась отпустить. Она, как и я, никогда не летала. Но мы оба были радостными, не смотря ни на что. И конечно же, Элиза просилась сидеть у окна, и я не мог ей отказать. Несмотря на то, что это её первый полёт, она всматривалась в облака, не обращая внимания на высоту.

А вот мне было немного страшно. Я с детства боюсь высоты и такие полёты не совсем завораживают меня, а даже наоборот – пугают и настраивают на плохое. У меня еле дрожали руки, но Элиза почувствовала это и сжала свою руку на моей покрепче.

- «Ты боишься? Не заставляй себя смотреть в иллюминатор, если не можешь.» - она нежно улыбалась, прикрыв глаза и одновременно целуя ту сжатую руку. Теперь я понимаю, что бояться нечего. Она рядом со мной и это единственное, что должно меня волновать сейчас. Мы не отпустим друг друга, что бы не случилось. Я уверен в этом.

Часть 37


Посадка выдалась мягкой. Мы забрали чемодан из багажного отсека и отправились в Афины.

Погода была тёплой, дул лёгкий ветерок. Мы с радостью осматривали окрестности, и казалось, сделали миллион фотографий со всем, что встречалось нам на пути. Греция чудесна, она завлекает чувством неизведанного. Мы посетили Парфенону и ещё много известных мест. Я был зажжён как бенгальский огонёк – радовался всему как маленький. Это было похоже на медовый месяц… мы смеялись как дети и люди вокруг нас повторяли этот хохот. Пришло время Афин. Мы шли бесконечно долго. Плелись по огромным ступенькам наверх. Тянулись…к нашему будущему.

Часть 38

Казалось, время тянулось размеренно и долго, но вот мы наконец дошли до пункта привала. Обсерватория. Это огромнейшее здание смотрело на нас сверху вниз. Безмерный, будто кокон, обволакивал крышу большущий стеклянный купол. Он наполнил всё здание солнечным светом. Жаль мы не застали её за начальные времена. Теперь это музей, но вся прежняя информация есть в полном доступе и нам повезло, ведь времени у нас в обрез. Мы попали в огромную комнату со столами учёных и всякими побрякушками для экспериментов. Можно было увидеть кучу книг и свёртков, безмерное количество информации находилось только в одном зале. Я с Элизой обсмотрел все книги и наконец нам удалось найти нечто стоящее. Времени мало, поэтому переходим в раздел с татуировками. Для нашего случая была отведена малюсенькая глава и одна фотография. Это мой отец. Это определённо он. Везде было написано о его величии как учёного. Он всегда хорошло проявлял себя на научных выставках и знаменательно стал там авторитетом для остальных. Эту фотографию я заберу с собой.

Вдруг Элиза взяла мой палец и повела его на следующую страницу. Оставалось совсем чуть-чуть дочитать. Мы так близко к разгадке. На последней странице можно было увидеть рисунок… Мне он что-то напоминал и вызывал тревогу. Спустя мгновенье я понял что это. На рисунке была изображена лента, привязана к дереву. Эта картина была мне очень знакомой, но я не мог понять как и где мог это видеть. Вдруг я удивлённо посмотрел на Элизу. Её глаза были полны слёз. То ли ей стало грустно… то ли…?

- «Элиза, что случилось? Тебе плохо? Дать воды?» - взволнованный голос говорил сам за себя. Она устало покачала головой, как бы говоря нет.

- «Ты…ты помнишь нашу первую встречу?» - голос дрожал, но я понимал и чувствовал каждое слово.

- «Я помню твои блестящие волосы, свет солнца и улыбку. Помню как ты выхватила пакетик с печеньем и убежала. Помню этот миловидный смех и милые махи руками. Я помню как ты пахнешь ещё с того дня. И помню как часто ты дышала пока убегала от меня.»

Края её губ приподнялись и она громко, как бы с облегчением, выдохнула.

- «А помнишь дерево и ту ленточку?» - глаза блестели будто после долгого сна.

- «А это возможно хоть как-то забыть?» - конечно нет, ведь в тот момент я забыл свою жизнь до этой встречи.

- «Я видела этот рисунок в своём сне. Меня посетило вдохновение и пока могла, я решила повторить увиденное, но в городе почти не было деревьев, а тем более груш, поэтому я забыла об этом. Но когда мы приехали сюда с родителями, я сразу же увидела это дерево в своём дворике. Я вспомнила всё и решила привязать ленту. Но ночью мне было плохо, поэтому я смотрела на неё и мне становилось спокойнее. Это дерево чем-то очень меня задело. Будто в нём отражается вся моя жизнь.»

- «Всё сходится. Груша – это наша подсказка.»

Мы стали искать похожие свёртки с изображениями груши и спустя пару минут поисков мы нашли значение этого знака. Грушевое дерево посвящалось Гере – жене Зевса, хранительнице домашнего очага. Форма груши у греков связывалась с любовью и материнством. Груша как плод, связывает двоих возлюбленных на всю жизнь и не позволяет им расстаться. Это определённо судьба, иначе это бы никак не случилось. Я просто обязан спасти Элизу от этой тяжёлой муки, раз и навсегда избавить её от боли. И через мгновенье мы поспешили в ближайший тату-салон.

Часть 39

В маленьких бликах под луной сверкала вывеска «Закрыто». Моё тело заметно охладело. К другому салону ехать 2 часа на автомобиле, мы ни за что не успеем к полуночи. Вдруг на маленьком обрывке бумаги за стеклом я увидел номер телефона. Это был маленький лучик надежды. Элиза грустно улеглась на моё плечо, от её волос веяло запахом мяты. Я вдруг собрался с мыслями и стал спокойно набирать номер. Я бесконечно звонил много раз, а потом ещё и ещё раз. И вдруг неподалёку я услышал незамысловатую музыку телефонного вызова. Пару секунд и звучание стало громче. Возле нас появился силуэт девушки лет 25, она неистово трясла экраном телефона и пыталась рассмотреть наши лица. Мы с причудливым детским удивлением смотрели на неё и улыбались.

- «Добрый вечер, ребят» - добрый взгляд сопровождала приятная мимика рук.

- «Вы из Украины?» - я даже не понял, как спросил сразу же.

- «А вы так понимаю тоже?» - она глядела на Элизу и вдруг ласковыми движениями погладила её по голове.

- «Да, приехали по делу»

- «Вы здесь за татуировкой?»

- «Да и нам срочно нужна помощь, нам нужно успеть до полуночи, это наш единственный шанс» - это был как крик души Элизы, она не сдерживала слёз.

- «Я конечно уже закрылась, но если вы так просите…» - дверь со скрипом открылась, раздался звоночек так называемой «музыки ветра», веяло теплом и уютом.

Часть 40


Анна, так звали девушку, усадила Элизу на кресло и спросила что будем бить. Тогда мы показали ей вырванную страничку из книги. Она тревожно вздохнула и приступила к работе.

Элиза пыталась терпеть и не дрожать, но иногда крики срывались с её губ. Я держал её руку как можно крепче, пока другую её руку били мелкие пульсации иголки. Но это точно стоит того. Эта боль никогда не сравнится с тем, что пережила Элизабет. Сколько слёз было пролито, и сколько ночей было прожито без сна. Она знает, что я пережил что-то подобное, но я не страдал так долго как она. Я начал вспоминать всё, что было с нами пока мы были вместе. Я на минутку прикрыл глаза и по моим щекам всё ниже спускались кристально чистые капельки. Когда я снова вернул взгляд на Элизу, я увидел, что она делает то же самое. Тату-мастерка видела всё это, но не стала расспрашивать, так как знала, как это для нас важно. Мы продолжали просто молчать и следить за стрелками часов, идущих на разрисованной стенке.

Часть 41

Почти одиннадцатый час.

- «Мы успели!» - дрожь её губ всё равно выдавала частички счастья её души.

Эти слова эхом звучали у меня в голове. Неужели получилось… Я мучительно долго ждал, чтобы наконец обнять её. Чтобы увидеть её улыбку…

- «Аккуратнее, всё-ещё болит» - но по глазам не видно боли и объятья казались крепче некуда.
Я не знал как и благодарить тату-мастерку за её работу. После оплаты я еще очень долго говорил спасибо за помощь, оказанную в тот день.

Часть 42


Нам пришлось быстренько ехать в ближайший отель, так как уже поздно мы взяли такси и отправились на место. Номер был очень просторным и Элиза не могла понять как в такое позднее время мне удалось достать такой номер, да ещё и с таким прекрасным видом на ночную Грецию. На это всё я отвечал её коротко и ясно: - «Ты заслужила…».

Мы ополоснулись в душе и ушли спать. Я был уставшим, и при чём, очень. Элиза была вымотана не меньше меня, поэтому мы свалились в белоснежную кровать и спокойно погрузились в сны.

.

Проснувшись рано утром я больше не смог спать. Ангелочек рядом со мной продолжал издавать тихие посапывания, поэтому моим заданием было пойти готовить завтрак. Я по маленькому шажочку отходил от кровати, наблюдая за каждым кусочком дыхания Элизы и о Боги…Она спала. Не просыпалась ни на миг. Мои руки вдруг задрожали. Я не мог поверить своим глазам. Ещё не видел её такой спокойной и неподвижной. Я пытался не зарыдать и закрывал рот руками. Она и правда сладко спала без меня.



В моих мыслях было только одно: - «Вот ведь она обрадуется»

Часть 43


Я бежал как только мог. Срывался со всех ног, только бы успеть. В горле сдавливало от чувства страха. Ноги еле держали, но я продолжал упорно бежать и спешить в тату-салон. Минуту назад стукнуло 7 часов вечера.
Скачати 61.72 Kb.

Поділіться з Вашими друзьями:




База даних захищена авторським правом ©uchika.in.ua 2022
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка