Владимир сиряченко посвящается побратимам по перу писателям, поэтам и журналистам



Сторінка8/12
Дата конвертації11.03.2019
Розмір0.9 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

ПОКУШЕНИЕ НА НЕПОБЕЖДЕННЫХ
По страницам книги краснодонца Владимира МИНАЕВА

«Молодая гвардия»: опять предательство»
Кто дал вам это право

Топтаться по могилам?

Кто вас уполномочил,

Безвластием рожденных,

Бесстыдно глядя в очи,

Плевать в непобежденных

Анатолий Никитенко
Длинная, в несколько сот метров, детская колонна движется почти через весь город к районному Дому культуры. Где-то, далеко в хвосте ее, и наш 2-й «А» класс. Учителя рассказали нам: в этот день по всей стране проходит Всесоюзная премьера кинокартины «Молодая гвардия». Советское правительство, лично товарищ Сталин, распорядились выпустить такое количества фильмокопий, чтобы их хватило для показа практически во всех кинотеатрах и даже сельских клубах. Картина собрала рекордное по тому времени количество зрителей - 42 миллиона.

Детские впечатления не сравнить с юношескими, не говоря уже о взрослых. И все же экранные герои-подпольщики надолго вытеснили любые другие образы, мы с увлечением играли в молодогвардейцев. Мечтали быть такими, как они.

Следующее, можно сказать, осознанное знакомство с романом Фадеева «Молодая гвардия» и его героями состоялось уже в десятом классе. Русскую литературу нам преподавала безумно влюбленная в свой предмет Наталья Петровна Ладьюкова, светлая ей память! Она никогда не ограничивалась скупыми рамками учебной программы. Увлекательные занятия литературного кружка, инсценировки, а то и спектакли по мотивам произведений бессмертных классиков – все это увлекало, побуждало любить и литературу, и нашу учительницу.

В тот зимний вечер наш класс в небольшом клубе железнодорожников ставил спектакль по мотивам «Молодой гвардии». Роли распределили сами. Мне предстояло «стать» Олегом Кошевым.

Бросаю в притихший зал слова его предсмертного монолога:

- Что может страшить меня? Смерть? Мучения? Я смогу вынести это…Конечно, я хотел бы умереть так, чтобы память обо мне осталась в сердцах людей. Но пусть я умру безвестным…Что ж, так умирают сейчас миллионы людей, так же, как и я, полные сил и любви к жизни. В чем я могу упрекнуть себя? Я не лгал, не искал легкого пути в жизни. Иногда был легкомыслен, - может быть, слаб от излишней доброты сердца... Это не такая большая вина в шестнадцать лет… И все равно я счастлив! Счастлив, что не пресмыкался, как червь – я боролся…».

Тогда, конечно, я не мог предугадать, что через пять с лишним десятилетий судьба сведет меня с непосредственным свидетелем и участником событий, о подвигах которых мы повествовали со сцены рабочего клуба. В больничной палате познакомлюсь с Владимиром Петровичем Минаевым. Человеком, много лет отдавшим строительной индустрии Донбасса, где вырос от мастера до главного инженера предприятия. умелого организатора производства пригласили в Министерство промышленности строительных материалов: начальником главка, заместителем министра. Последний пост в советское время – уполномоченный союзного министерства в Монгольской Народной Республике.

У каждого человека, если он, конечно, по определению Владимира Маяковского, «не из тех, кто взглядом упирается в свое корыто», есть жизненная цель. В одного - высокая, у другого - приземленная. У кого-то праведная, у иного - низменная.

Для Владимира Минаева высокой целью, можно сказать, смыслом жизни в постсоветское время стала борьба за честь и святую правду о комсомольской подпольной организации «Молодая гвардия», за трепетное уважение к подвигу юных героев – своих земляков. Одной из участниц этой организации была его старшая сестра Нина.

Десятилетнему мальчугану довелось стать свидетелем разыгравшихся в Краснодоне осенью 42-го года событий. Видеть реявшие на ветру, в наиболее высоких точках города, красные знамена. В самый разгар оккупации города фашистами. Пепелище на месте черной биржи, где хранились списки подготовленных к отправке в Германию хлопцев и девчат. Таинственные якобы посиделки с подругами, с которых сестра возвращалась поздними вечерами. Ее нежелание посвящать своих младших братьев в секреты и тайны организации. Уже значительно позднее, после казни молодогвардейцев, Володя понял причины этой скрытности. Нина таким образом оберегала их от возможных пыток и допросов, которые стали бы неизбежными в случае провала.

Мальчику пришлось пережить жестокое потрясение, увидев воочию, как из шурфа шахты №5 извлекали тела сестры, ее боевых товарищей и подруг. Стать очевидцем невиданной по своим масштабам скорби жителей города по своим сыновьям и дочерям. Оставшимся в памяти и воспоминаниях навеки молодыми и красивыми, честными и добрыми, сильными и справедливыми. И - непокоренными.

Разве не имел право повзрослевший и возмужавший Владимир Минаев считать себя одним из продолжателей тех идеалов и того великого дела, за которые, без трепета и колебаний, вступили в неравный бой и отдали свои жизни его старшие товарищи? Разве не у них учились мужеству, стойкости, преданности Советскому Отечеству миллионы вступавших в жизнь его юных соотечественников?

Яркая слава и родниковой чистоты великая правда о подвиге «Молодой гвардии» вылетела далеко за пределы небольшого шахтерского городка, шагала по просторам страны, пробивала себе дорогу всюду, где шло сражение за будущее, за право быть хозяевами своей судьбы, против любых проявлений гнета, рабства, фашизма, насилия.

Но даже в страшном сне оставшиеся в живых после войны подпольщики, их потомки не могли себе представить, что после подлого устранения мировой закулисой и западными подрывными центрами, их доморощенными пособниками Советского Союза один из первых коварных ударов будет нанесен ими по «Молодой гвардии», Зое Космодемьянской, многим другим юным героям.

Задача ставилась предельно подлая и мерзкая: исказить, оболгать, развенчать, сбросить с пьедесталов всенародных мучеников, не пожалевших себя во имя спасения Родины, оставить на этом месте как бы выжженную землю с тем, чтобы в будущем у нас никогда более не появились Олег Кошевой и Иван Туркенич, Уляна Громова и Люба Шевцова, Александр Матросов и Нина Соснина, вожаки «Партизанской искры» Парфен Гречаный и Даша Дяченко, Ляля Убийвовк и Яков Батюк. Чтобы навсегда были выкорчеваны животворные корни советского патриотизма, чувства долга, беспримерного мужества. Именно те качества, которые всегда были присущи нашим народам – от времен татаро-монгольского нашествия до смертельной битвы с германским фашизмом.

В циничном и слаженном хоре зазвучали голоса собственных и заморских подголосков, националистических рупоров и псевдоученых, призывающих пересмотреть, переписать, переоценить, оценить по заслугам «ранее «неизвестных героев». Мутный вал лжи и оголтелой клеветы покатился, да так, что, казалось, в нем навсегда захлебнется правда.

Среди тех, кто стал на его пути, был Владимир Минаев, как бы подхвативший из рук павших в 1943-м году красное знамя сопротивления. Его книга «Молодая гвардия: опять предательство» - это гневная отповедь всем тем, кто пытается принизить значимость, а то и вообще поставить под сомнение само существование наиболее массовой в истории Великой Отечественной войны комсомольско-молодежной подпольной организации. Недавно вышло в свет четвертое, самое полное и доработанное издание этого обстоятельного труда.

В предисловии доктор филологических наук, профессор Киевского национального университета имени Т.Г.Шевченко Наталья Костенко справедливо отмечает, что «книга Владимира Минаева – книга-подвиг; она восстанавливает историческую справедливость и воздает должное как героям «Молодой гвардии», так и их очернителям».

Наталья Васильевна – дочь Василия Костенко, возглавлявшего в 1943 – 1947 годы Центральный Комитет комсомола Украины. Это он после освобождения Краснодона от фашистских оккупантов одним из первых привлек общественное внимание к героической деятельности «Молодой гвардии», собрал и представил необходимые материалы партийному руководству страны, ЦК ВЛКСМ.

Обратим внимание на параллели, на прочно связующие нити тех, кто вместе с Минаевым заняли свои позиции по одну с ним сторону баррикад. Комсомольский лидер Василий Костенко и его дочь Наталья Костенко, пламенный писатель-трибун Александр Сизоненко и талантливая журналистка Светлана Гаража, многолетний директор музея «Молодой гвардии» Анатолий Никитенко и поэт Эдуард Асадов, точнее – его творчество, а еще - не изменившие своим убеждениям публицисты, ученые-историки, чекисты, оставшиеся в живых очевидцы тех событий.

Но основной груз, конечно, взял на свои плечи Владимир Минаев. Собрал огромное количество фактического материала, документов, воспоминаний, ранее известных и еще недостаточно изученных. И форму дискуссии избрал оригинальную: своего рода цикл из двенадцати бесед за «круглым столом», за которым каждая из сторон получает возможность изложить свои доказательства и аргументы, опровергнуть доводы оппонентов. В отличие от шулеров и наперсточников от «демократической журналистики» Владимир Минаев не скупится в своей книге на площадь, которую предоставляет с целью изложения своих позиций каждому из участников полемики. И разоблачает своих противников такими комментариями, исчерпывающими, неотразимыми и бесспорными доводами, что невольно вспоминаешь слова русского баснописца Крылова: «…вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь».

Вот один из главенствующих в постсоветской украинской истории войны мифов: никакого комсомольского, а тем паче партийного подполья на Донбассе не существовало. С немецкими оккупантами храбро воевали националистические подпольные организации. А вдохновлял их на борьбу якобы эмиссар ОУН Евген Стахив, который путешествовал по городам и весям Восточной Украины, умело избегая охоты гестаповцев на него и арестов. Это его национал-озабоченные угодники пера сделают героем лживых от первых до последних строк сочинений Слабошпицкого «Крізь тюрми, підпілля й кордони» и Аблицова «Останній молодогвардієць», это его будут обкуривать «фимиамом лести», ему станут воздавать незаслуженные почести перелицевавшиеся поэтические корифеи Иван Драч и Дмитро Павлычко. А Леонид Кучма отметит высосанные из пальца «заслуги» Стахива орденом Ярослава Мудрого.

Увы, никто из них не нашел в себе мужества признать, что организаторами упомянутой «подпольной деятельности» были походные группы ОУН, которые двигались следом за фронтовыми частями вермахта и которые были подготовлены абвером задолго до вторжения на территорию СССР. И которые ревностно выполняли все задания гитлеровских спецслужб. В их распоряжение были предоставлены современные средства передвижения, как признавали сами националисты, «від авта починаючи і на парашуті кінчаючи». Участники походных групп создавали и возглавляли оккупационный аппарат – городские и районные управы, редакции газет, карательно-полицейские структуры.

Наверное, не все помнят сообщение, которое распространило министерство обороны ФРГ в разгар очередной пропагандистской кампании идейных последышей ОУН – УПА о боевых победах, якобы одержаных этими формированиями в сражениях с частями вермахта в годы Второй мировой войны. Оно была лаконичным, но предельно вразумительным: сие ведомство не располагает какой-либо информацией о боевых действиях оуновцев или уповцев с немецкими соединениями на фронте или в глубоком тылу.

Такая же ситуация и в рассматриваемом нами случае. Казалось бы, такой размах подпольной деятельности, такое немалое количество участников (естественно, по утверждениям Евгена Стахива и летописцев его «подвигов»), но ни в одном из архивов КГБ, нынче СБУ, в том числе Донецкой и Луганской областей, не нашлось ни одного документа, ни одного свидетельства, ни хотя бы листовки нацподполья с призывами бороться против оккупантов. На этот факт вполне обосновано указывает Владимир Минаев. Можно не сомневаться: окажись такие документы в наличии во времена «оранжевого» президента Ющенко, тогдашний глава СБУ Наливайченко растрезвонил бы о них на весь мир, смешав, конечное, грешное с праведным. Но, увы, этого не случилось, потому как отсутствовали для этого хотя бы мизерные основания.

С националистическим «подпольем» в Донбассе, кажется, разобрались. Не менее убедительную отповедь дает автор и сочинителям мифов, в большинстве своем доморощенным, о том, что, дескать, «Молодую гвардию» придумали в могиле, причем дважды», что «полиция придумала ее в отчете, приумножив подвиги», что гестаповцы «раздували масштабы подпольной деятельности». И это все – из области подлых догадок, предположений и намеков. «Никто из сочинителей подобной стряпни не удосужился подкрепить ее хотя бы какими-то ссылками на источники, не заглянул в материалы и выводы работавших в 1943 году, после освобождения Краснодона от фашистских оккупантов, комиссии ЦК ВЛКСМ и ЦК ЛКСМ Украины, в уголовные дела, возбужденные против карателей и предателей Кулешова, Черенкова, Орлова, Подтынного, Лукъянова и прочих палачей молодогвардейцев.

Немногим более четырех месяцев отвела судьба этой подпольной организации. Но совершенные ею дела и поныне вызывает восхищение. Распространили свыше 5000 листовок. Вначале переписывали их вручную, затем наладили печать в собственной типографии. Сводки Совинформбюро принимали по радиоприемникам. Казнили двоих, наиболее зверствовавших, полицаев. Сожгли в поле скирды с необмолоченным хлебом. Отбили у немцев и разогнали по степи стадо скота в 500 голов, подготовленного для отправки в Германию. 7 ноября в наиболее многолюдных местах, на зданиях общественного назначения подняли восемь красных флагов. Еще через месяц вспыхнула, оставив после себя лишь обгоревшие стены, городская биржа труда – сосредоточие слез и несчастья сотен молодых краснодонцев. Освободили из концлагеря и местной больницы 95 советских военнопленных. Готовили с приближением к городу Красной Арми вооруженное восстание, для чего собрали в тайных арсеналах 15 автоматов, 80 винтовок, 300 гранат, 65 кг взрывчатки, медикаменты и перевязочные средства. Начавшиеся в первые январьские дни 1943 года аресты сорвали тщательно разрабатываемый план.

После такого, далеко не полного, перечня боевых действий молодогвардейцев вы поверите утверждениям старых и новых фальсификаторов, что никакой организации не существовало, а была групка «зеленой молодежи», «17-летних детей», которая де занималась в основном воровством? Так ими преподносится эпизод с хищением новогодних подарков из немецкого автомобиля. Не будь, дескать, последней акции, не последовало бы и расправы.

Владимир Минаев считает своим долгом еще раз напомнить о возрастном составе «Молодой гвардии», объединившей в свох рядах свыше 100 молодых людей. 17-летних насчитывалось 27, вполне сформировавшихся юношей и девушек, то-есть от 18 до 25 лет, – 43. 9 попавших в окружение или бежавших из плена солдат и офицеров, 4 окончили школу подготовки партизан и подпольщиков в Ворошиловграде, где имели дело с рациями, оружием и взрывчаткой. Трое коммунистов, остальные комсомольцы и представители несоюзной молодежи. Достойный, как видим, сплав юного задора с опытом старших товарищей, получивших боевое крещение на фронтах Великой Отечественной.

Взвешено, избегая опрометчивых суждений и скоропалительных выводов, подходит автор и к ответу на вопрос: «Кто предал «Молодую гвардию»?». Убедительно доказывает, почему требование «правдоискателей» о том, что предателей нужно найти, чтобы герои имели более «монументальный вид», лишено не только правового, но и нравственного основания. Минаев напоминает: предавших подполье отморозков нашли сразу же после освобождения Краснодона. Это, прежде всего, член первомайской группы Почепцов, добровольно выдавший 13 своих товарищей, а также его отчим Громов. По доносам последнего было арестовано 34 учаcтников сопротивления. По приговору военного трибунала оба были расстреляны. Возмездие постигло полицаев-палачей Кулешова, Орлова, Подтынного, Лукъянова, Бауткина и других. Различные сроки лишения свободы получили шестеро подозреваемых.

И какие чувства могли испытывать родные молодогвардейцев, когда покровители предателей публично поднимали вопрос о реабилитации Почепцова и Громова. «Сегодня псевдоисследователи выполняют ту же роль, что и В.Громов, тайный агент немецкой полиции. Они всячески пытаются обелить отщепенцев, списать провал организации на отсутствие у молодежи опыта подпольной работы…», - заключает Минаев.

У президиума Луганского областного суда на этот счет оказалась иная точка зрения, нежели у безнравственных ходатаев. Он не нашел ни малейших оснований для реабилитации предателей, оставил приговор военного трибунала от 1943 года в силе.

А как следовало относиться к никчемным и легкомысленным девицам, которые фигурировали в возбужденных уголовных делах по тем трагических событиям – Выриковой и Лядской. Напрочь лишенным стойкости духа, благородства, уважения к своим ровесникам и собственного достоинства. По их показаниям полиция арестовала десятки молодогвардейцев. Александр Фадеев предпочел в своем романе сохранить подлинные фамилии отступниц. Но политические мародеры Семистяга, Козловский и прочие и здесь не унимаются, проливают «крокодильи слезы» по своих «героиням», по их якобы искалеченным судьбам. «Но вот как их «калечили»: обе после войны окончили, одна - институт, вторая - техникум. Получили квартиры, приличные места работы, вышли замуж, родили детей и за «жуткими» воспоминаниями «о загубленной молодости» у них не проступало ни капли сожаления за своими соучениками, лишенными жизни в 18 лет и ничего не успевших взять от нее. Наоборот - сквозила неприязнь к ним» - отмечает Минаев.

Вы что-то возразите против подобного утверждения? Я лично подписываюсь под ним обеими руками.

Сын краснодонской земли, летописец героических дел комсомольского подполья, он посчитал бы свою миссию незавершенной, если бы бы не отдал в своей книге дань благодарной памяти Александру Фадееву. Замечательному советскому писателю-романисту, сумевшему художественными средствами воспроизвести величие подвига «Молодой гвардии». Его яркое и правдивое слово жило, воздействовало на сознание не только советской молодежи. «Поэтому не даром, а за деньги, Америка своей пятой колонной на Украине заглушила эти слова, замалчивает или перевирает героические деяния», - считает публицист.

В борьбе с фашизмом и его последышами Фадееву нет равных, потому он страшит власть имущих, антикоммунистов и антисоветчиков различного рода.

Это по их настояниям «Молодая гвардия» изъята из школьных программ по русской литературе. Затем убрали и саму русскую литературу. Но и после этого злобные атаки псевдоисториков и псевдоисследователей на Фадеева, на его творчество не прекратились. По их уродливому выводу писатель якобы не современен, не объективно отразил историю Краснодонского подполья, послушно выполнял политический заказ сталинской пропаганды.

Но подлинная правда заключается в том, что Александр Фадеев никогда не был послушным исполнителем чьих-то заказов. Он родом из того поколения мастеров слова, чей яркий талант властно востребовала Советская власть – власть рабочих и крестьян. В юности партизанил на Дальнем Востоке, принимал участие в партийном подполье. После тяжелого ранения его чудом спасли товарищи от той жестокой расправы, которую уготовили японские интервенты Сергею Лазо и его двоюродному брату Всеволоду Сибирцеву.

Познакомившись с первыми публикациями в печати о героях-краснодонцах и материалами комиссии ЦК ВЛКСМ, писатель отложил в сторону все свои большие и малые дела и помчался на Донбасс. Жил в Краснодоне не один месяц, встречался с родителями подпольщиков, их друзьями, с уцелевшими молодогвардейцами. Их рассказы, воспоминания, собственные впечатления, как говорят, пришлось пропустить через сердце, вжиться в образы будущих своих героев, показать их такими, какими они и были в действительности. Вместе с тем писатель постоянно подчеркивал, что «Молодая гвардия» - не документальное, а художественное произведение, основанное на реальных событиях и фактах.

Уже в декабре 1945 года Фадеев завершил работу над романом, его печатают толстые журналы, выходит он и массовым тиражом. Вместе с романом «Как закалялась сталь» Николая Островского оба произведения становятся настольными книгами советской молодежи. И не только советской, и не только молодежи. В 1946 году автору «Молодой гвардия» присуждается Сталинская премия первой степени.

Что, впрочем, не помогло избежать ему критики – в печати, на многочисленных встречах с читателями. Суть ее свелась к следующему: увлекшись изображением романтических характеров участников молодежного подполья, писатель не обратил внимания на то, что наряду с ними неравную и не менее героическую борьбу в городе вели коммунисты – вожаки партийного подполья. Да и масштабы панических настроений, якобы царивших в период отступления на восток, были в книге несколько преувеличены.

Признав замечания справедливыми, Фадеев объяснял, что создавал свое произведение по горячим следам, что в то время располагал далеко не всеми материалами, не всеми подробностями о подпольно-партизанском движении на территории Ворошиловградской области. И с присущей ему одержимостью взялся за работу. Значительно расширенное и дополненное издание «Молодой гвардии» увидело свет в 1952 году.

Политические карлики, литературные комутанты и псевдоисторики уже в наше время обвиняют Фадеева в конъюнктурности, в искажении исторической правды, преувеличении положительных черт главных героев. Увы, доказать свою правоту, отстоять свою позицию писатель теперь не может. И это обстоятельно делает Владимир Минаев в главе «Возвратить Фадеева в современность». Мне остается лишь дополнить его.

Попытки отделить коммунистическое подполье от комсомольского или приуменьшить заслуги одного за счет другого напоминают мне потуги нравственных уродов, которые утверждают, что человек вполне может рождаться с одной рукой, даже если он не отягощен дурной наследственностью и его родители - вполне здоровые люди. Коммунисты с комсомольцами в подполье изначально представляли как бы обе руки одного живого организма, две ветви одного дерева.

Так было и в Краснодоне. С помощью руководителей партийного подполья Ф.П.Лютикова и Н.П.Баракова молодогвардейцы, к примеру, сорвали пуск шахты №1 «Сорокино». В результате диверсии оборвавшаяся клеть разрушила ствол шахты, восстановить ее оккупантам так и не удалось. Оккупанты не сумели отправить из Краснодона ни одного вагона угля. Другой вопрос, что против участников сопротивления фашисты бросили всю мощь своего репрессивно-карательного аппарата, весь набор изобретенных ими подлых и бесчеловечных методов. Неистовствовали СС, СД, абвер, ГФП, полицейские структуры из местных холуев, последние в своей жестокости даже превосходили хозяев. По этой причине провалов и огромных жертв избежать не удалось. И не только в Краснодоне.

Когда студеной январьской ночью палачи вершили свое подлое дело - молодогвардейцев, Лютикова и Баракова бросили в один и тот же шурф шахты №5. И покоятся они в одной братской могиле, в одной на всех родной земле.

А судьба самого Александра Фадеева - это не менее яркий подвиг. Он до конца дней своих, как и его герои, сохранил верность закаленным в горниле Октябрьской революции и двух воен убеждениям, решительно отмел притязания Хрущева посягнуть на заслуги молодгвардейцев, сменить одни имена на другие, словно вывески на бойкой лавке. «13 мая 1956 года у А.А.Фадеева слились воедино чувство долга и душевный порыв, он решительно и мужественно своей смертью отдал честь подлинно народным советским литературе и искусству и одновременно выразил презрение невеждам и приспособленцам. «Прислушаемся народной мудрости и не будем плакать, что он ушел, будем радоваться, что Фадеев был», - таков предельно исчерпывающий и справедливый вывод автора.

А мудрому и не изменившему своим идеалам классику Александру Сизоненко вся эта грязная возня дегероизаторов и пачкунов напомнила картину «Мародеры» русского художника-баталиста Василия Верещагина, которая экспонируется в одном из музеев на его родине, в городе Николаеве. Это полотно запечатлело предельно циничную сцену: турецкие вояки после боя раздевают павших русских воинов. «Попытки пигмеев, пытающихся присвоить себе заслуги героев «Молодой гвардии», совершать набеги на священную память о ее бессмертных делах– это то же самое мародерство, которому нет ни прощения, ни срока давности», - считает писатель-фронтовик.

Свой суровый вердикт выносит и Владимир Минаев:

«По долгу очевидца тех событий я отвергаю измышления брехонавтов. А за умышленное, широкое распространение недостоверных сведений, которые унизили честь и достоинство молодогвардейцев и причинили моральные страдания их близким и родственникам, пригвождаю к позорному столбу следующих распространителей гнусных сплетен, предводителей беспардонних лжецов и осквернителей правды и памяти о народных героях». И приводит список запятнавших себя соучастием в этом грязном деле 16 периодических изданий, радио- и телеканалов, имена 25 наиболее одиозных пасквилянтов. Право, мало же чести оказаться в этом списке.

И все же позволю себе не согласиться с таким, как для меня, несколько мягким приговором. Нам, считающим себя по-прежнему советскими людьми, объявлена война. Ведется она без чести, совести и правил уже третье десятилетие. И в этой драматической ситуации, когда речь идет о нашем будущем, о возрождении советской цивилизации, о предотвращении фашизации общества, любые действия, подобно хорошо скоординированной кампании по дискредитации «Молодой гвардии», следует расценивать как тягчайшее преступление. И соответствующую статью в Уголовном кодексе за это предусмотреть. Без права на обжалование. Но это станет возможным лишь после победы на нашей земле Советской, подлинно народной власти. Будем же стремиться приблизить это время!

А окончить свои заметки хотелось бы на оптимистической ноте. Не только легендарный Краснодон, вся Луганщина свято хранят память о «Молодой гвардии». На высокой ноте здесь отметили 70-летие комсомольсько-молодежного подполья. Торжества превратились во всенародный реквием мужества и скорби. Жаль только, что автор не напомнил, что инициативу чествовать на государственном уровне подвиг молодогвардейцев проявила парламентская фракция Коммунистической партии Украины.

Для коммунистов нет благородней цели, чем передавать из поколения в поколение естафету памяти о бесмертных. Не зарастает народная тропа благодарной памяти к музею «Молодой гвардии», который вскоре отметит свое семидесятипятилетие. За это время его посетило свыше 15 миллионов человек со многих уголков мира. Музей награжден советским орденом Дружбы Народов. Неоценимый вклад в его создание, сохранение и развитие внес Анатолий Никитенко, возглавлявший эту подлинную сокровищницу мужества более трех с половиной десятилетий. Благодарная общественность заслужено присвоила ему звания Почетных гражданинов города Краснодона и Луганской области.

Многочисленные, идущие от всего сердца отклики, которыми пестрит музейная Книга памяти и многие из которых цитирует автор в завершение своей исповеди о «Молодой гвардии», обращены не только к нам, но и к потомкам:



Каталог: uploads
uploads -> Правила прийому до аспірантури державної наукової установи «Науково-практичний центр профілактичної та клінічної медицини»
uploads -> Правила прийому до аспірантури та докторантури київського національного університету культури І мистецтв
uploads -> Положення про аспірантуру Миколаївського національного університету імені В. О. Сухомлинського Загальна частина
uploads -> Програма дисципліни «іноземна мова (англійська)»
uploads -> Положення правил прийому до нту "хпі" на 2016 рік правила прийому 2016 Організацію прийому до нту "хпі" та його структурних підрозділів здійснює приймальна комісія правила прийому 2016
uploads -> Програма та методичні вказівки з навчальної дисципліни історія науки І техніки для студентів усіх спеціальностей денної форми навчання
uploads -> Лекція № Тема лекції: Поняття мистецтва як частини культури
uploads -> Афінська держава та стародавня спарта у стародавній історії та культурі людства
uploads -> Київський національний лінгвістичний університет базові навчально-методичні матеріали
uploads -> Освіта осіб з інвалідністю в Україні Тематична національна доповідь Київ -2010 Тематичну національну доповідь «Освіта осіб з інвалідністю в Україні»


Поділіться з Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12




База даних захищена авторським правом ©uchika.in.ua 2020
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка